Реальный Брест

дентикоШкола Май Бэбиkris.byeos.byАйТИ ШАГ

ГлавнаяНовостиИстория БрестаПисьма из Первой мировой, написанные в Брест-Литовском военном госпиталя

Письма из Первой мировой, написанные в Брест-Литовском военном госпиталя

Ровно 100 лет назад, в 1917 году, в Казани вышла книга писательницы Елизаветы Молоствовой «Солдатские письма». Ранее на протяжении двух лет, в 1914–1916 гг., она по предложению Российской академии наук собирала в Казанской губернии, где проживала, письма участников Первой мировой войны и вела записки.

Целью ее работы было осветить истинное отношение народа к событиям тех лет. На основе этих материалов и была издана эта книга. А нам она интересна не только общим содержанием, но и тем, что в ней содержится простое и бесхитростное солдатское письмо, написанное из Брест-Литовска, — живое свидетельство той европейской войны народов…

Сидели в окопах и ждали себе смерти

«Пишу я, ваш сын, Петр Герасимович, и хочу я вам написать нерадостную весть и мою несчастную долю и нерадостную участь. Мама, что я тебе пишу,  наверное, твое сердце давно чувствует, что меня 5-го октября, в воскресенье, в 10 часов утра постигло большое несчастье. Сидели в окопах и ждали себе смерти. Пули летели, как дождик, бомбы и ядра, и гранаты рвались около нас. Все Бог берег. Вся матушка земля выла от ударов тяжелой орудии. Вдруг злодейка германская шрапнель разорвалась около нашего окопа. Полетели осколки и прямо мне в ноги. И закидало всех землей. Я хотел ноги поворотить, но посмотрел на сапоги, сапоги пробиты, идет кровь. Вылезти нельзя, пули летят, снаряды, как гром трещит. Через час прибежал фершал, скинул сапоги, перевязал мне обе ноги, нести было нельзя, все одно убьет, надо ждать ночи. Ночью немного утихает стрельба, ночью не ходят в атаку, то есть в штыки. Я был 6 дней в бою и ходил на штыки, Бог берег. Наверно, мама молилась. Сколько перебило, но мне, слава Богу, ранило, но не опасно. Молитесь только, мама, Богу, я вас всех не забуду, по гроб своей жизни, что я жив остался. Даже и самому не верится, что я жив и невредим. Мы лежим теперь у Красного Креста. Мама и братец, за нами как ухаживают, как за малыми детями, кормят и поят очень хорошо, коечки отдельно, постели, одеяло все чисто. Белье все на нас чисто, ухаживают Сестры Милосердныя очень хорошо и тихо обходятся. Мы, братец, находимся сейчас в Бресте-Литовском. Вот немножко оправимся, нас дальше повезут в Россию. Которые из нас есть легко ранены, поехали прямо в свои города, но мне нельзя ходить, я остался подлечиться, и я приеду, может, в Т., попрошусь, везде всех отпускают. Если я тебе, братец, пришлю телеграмму приезжать за мной, то обязательно приезжайте, что бы ни встало. Мама, пожалуйста, только не плачьте, мои раны не очень страшны, вылечат. Молитесь только Богу. Бог даст, скоро увидимся и поговорим».

Бой длился целый день…

Следующий наш персонаж не вошел в книгу Елизаветы Молоствовой «Солдатские письма». Он совершенно из другого сословия, нежели автор опубликованного выше письма. Это князь Фёдор Николаевич Касаткин-Ростовский (1875 – 1940) – поэт и публицист, автор гимна Добровольческой армии, полковник лейб-гвардии Семёновского полка, участник Первой мировой и Гражданской войн, завершивший жизнь в эмиграции. В 1900-1917 выпустил четыре сборника, в которые вошли стихи, поэмы, переводы и пьесы в стихах. В 1913 переложил на русский язык вальс Арчибальда Джойса «Осенний сон». Оказавшись в Первую мировую войну в Брест-Литовском госпитале (вероятно, получив ранение в боях), он послал отсюда письмо своему другу, в котором содержалось стихотворение «После боя», также живописующее реалии войны, но уже иным языком, другими красками. В чем-то это перекликается с «Записками кавалериста» Николая Гумилева и его стихами этого периода. Ведь и он в составе своей воинской части проходил близ Брест-Литовска. Публикуем стихотворения Ф.Касаткина-Ростовского с некоторыми сокращениями.

ПОСЛЕ БОЯ

Мы из окопов шли. Шум боя затихал,

Лишь где-то вдалеке звучали, замирая,

За рощей выстрелы… Чуть листьями шептал

Старинный темный парк; сгущалась тьма ночная,

И звезды яркие сверкали в вышине…

Бой длился целый день. Несчетные снаряды

Рвались кругом, и средь ночной тиши

Казался миг покоя и отрады

Нежданной радостью для сердца и души.

Мы шли по фольварку. Разрушенный огнем,

Снарядов ямами, он был сравнен с землею.

Здесь был ещё вчера красивый барский дом,

А нынче, за большой разрушенной стеною,

Иронией судьбы, здесь уцелел рояль.

Весь в камнях и пыли, осколками пробитый,

Казалось, он хранил и память, и печаль

О днях минувших жизни пережитой…

<…>

А где-то далеко снаряды все рвались,

И за рекой туманной не смолкали

Глухие выстрелы. Спускалась ночи тень,

И мир был полон жуткого покоя…

* * *

С своею ротою, на следующий день

В атаку он пошел… И смертью пал героя…

В качестве иллюстраций в материале использованы фотографии из хранящегося в архиве редакции старого фотоальбома, принадлежавшего сестре милосердия Брест-Литовского военного госпиталя. Вглядитесь в эти лица…

 

Подготовил Николай Александров

Брестский Курьер

 

 

Похожие статьи:

История БрестаНебо и земля Бреста в истории авиации. Часть 2

История БрестаПеренесут ли немецкое кладбище с территории Свято-Симеоновского кафедрального собора в Бресте?

История БрестаОсвобождение города Бреста. Часть I

История БрестаИстория почтового мундира

История БрестаКраткая история еврейской общины Бреста до 1939 года

Поделиться:
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

отключен Javascript

Онлайн радио


Свяжитесь с нами по телефонам:

+375 29 7 956 956
+375 29 3 685 685
realbrest@gmail.com

И мы опубликуем Вашу историю.