Реальный Брест

дентикоШкола Май Бэбиkris.byeos.byАйТИ ШАГ

ГлавнаяНовостиИстория БрестаЕкатерина 2, криминал в Брест-Литовске и прочее, или Подсказки для историков города

Екатерина 2, криминал в Брест-Литовске и прочее, или Подсказки для историков города

В недрах библиотек рассыпано немало сведений о былой истории города над Бугом. Предлагаем Вашему вниманию подборку извлечений из старых изданий, что, надеемся, расширит Ваше представление о Бресте былых времен.

Екатерина II как автор идеи строительства цитадели?

Из рескрипта императрицы барону Бюллеру, 22 июля 1792, № 53:

«Быстрые успехи моих армий, украинской и литовской, и полный упадок духа противной стороны дают мне повод считать весьма близким то время, когда Польша, освобожденная от влияния мятежников и подчиненная конфедерации, должна будет, под Моим покровительством, приступить к восстановлению порядка и спокойствия. Желая заранее подготовить все к тому, чтобы быстро достигнуть этой цели, Я избрала город Бржез, в Литве, местом заседания будущего сейма. В этих видах Я повелела генералу Каховскому и Кречетникову отрядить от их армий два корпуса, которые, будучи соединены в Бржезе под начальством генерал-лейтенанта барона Ферзена, могли бы там составить центральный корпус, способный обеспечить спокойствие соседних провинций и сейма, который там соберется…»

В следующем ее рескрипте, данном на имя князя Н.В.Репнина 23 октября 1795 года под названием «Об определении границ с Пруссиею и о передвижении войск по случаю окончания переговоров о разделе Польши» говорится следующее:

«При определении границ по Бугу наблюдать должно те же правила, кои изъяснены выше сего и о Немане. Острова, лежащие против Бреста, весьма нужны быть для нас могут; они закроют город и подадут, может быть, лучшие способы к укреплению сего важного для нас пункта».

Источник: Сборник Императорского Русского исторического общества, т. 16.

Прогулки с плац-майором в 1846 году

«7 числа утром мы приехали в Брест-Литовский. У крепостных ворот часовой взял подорожную. Мы остановились в гостинице; содержатель ее русский. Вскоре посетил нас комендант крепости, генерал-майор П., (Пяткин. – «БК») добрый и приветливый. Так как наша карета немного изломалась, то он прислал своих лошадей и ее отвезли в полковую кузницу; я отправился туда же, чтобы посмотреть, как будут поправлять. У кареты был поставлен часовой. Комендант сам пришел туда и хлопотал усердно. Через несколько времени плац-майор подполковник А.И.Д-й повел меня в таможню, а оттуда в еврейскую школу или синагогу. Так как это была пятница, то евреи делали там приготовления для своего богослужения. По просьбе моей открыли ковчег завета и показали все атрибуты служения. Синагога каменная огромная, но очень бедная; она существует уже 700 лет. Я почти не расставался с добрым плац-майором. Он водил меня в цитадель, откуда прелестный вид; показал мне вновь строящиеся казармы; они будут проведены кругом всей крепости. Какая чистая, мастерская кладка! какой ровный кирпич и как прочно он связан между собою!..

Мне много раз говорили, что евреи посвящают день субботний одним молитвам, что в этот день они оставляют все дела, свято соблюдая заповедь Моисея; а здесь я видел, что факторы в субботу служили так же усердно, как и в другие дни недели. За несколько злотых они бегали по поручениям, все делали, все покупали, все отыскивали. И как они проворны, ловки, сметливы!

8 числа, в 10 часу утра, мы выехали из Бреста. В Тересполе, польской таможне, находящейся в двух верстах за Брестом, спросили у нас заграничные паспорты. Вот беда! они не были записаны ни в Брестской таможне, ни в полиции; нам сказали там, что это было не нужно, но вышло другое. Что было делать! Я с одним молодым чиновником отправился за ними в Брест пешком. Их прописали, и было уже 12 часов, когда мы выехали из Тересполя. Здесь начинается Польша. От Бреста мы покатились по шоссе, гладкому, крепкому, чистому. На всякой станции есть для проезжающих три, четыре комнаты, не только со всеми удобствами, но даже роскошные, прекрасно меблированные. Почти везде находишь хорошее фортепиано. Дни были ясные, теплые; мы ехали между полей, на которых колебались хлеба густые, высокие, почти готовые для жатвы.

9 числа утром мы приехали в Варшаву…»

Источник: «Чтение для юношества». Москва, 1846 год. «Письма из Германии» (автор не указан).

Застрелился во время бала

«В брест-литовском военном клубе давали 9 января бал, в котором в числе гостей находился и штабс-капитан Б. Около ночи, сообщает «Голос», когда только что начались танцы, г. Б. вышел из танцевальной залы во двор, а через несколько минут раздалось два выстрела, один вслед за другим. Испуганные гости выбежали во двор и под окнами той залы, в которой танцевали, увидели штабс-капитана Б. уже мертвого, с простреленным горлом. По слухам, причиной самоубийства была любовная интрига».

Источник: газета «Утренняя почта», 1878, № 14.

Обнаружились большие злоупотребления

«В Брест-Литовске существовала инженерная строительная комиссия для постройки крепости. Обнаружились в ней, как обыкновенно бывает во всех инженерных комиссиях, — большие злоупотребления, и все члены ее преданы военному суду, в том числе и делопроизводитель, некий Арцишевский, к коему, мне неизвестно почему, Викинский имел важнейшую симпатию и о существовании которого я не знал и не ведал. По вопросу: судить ли их арестованными? – Аудиториат отвечал утвердительно. Потом, когда судное дело об них поступило в аудиториат, то, разумеется, последний приговорил их к наказанию по законам. На это и взъелся Викинский, благовествуя всем и каждому, кто только слушать хотел, что и арестование Арцишевского, и приговор об нем – дело рук моих, моего влияния в аудиториате, чтобы только досадить ему, Викинскому; на эту тему и пошел, и пошел колокольнить, объявляя во всейслышание, что он никогда мне этого не простит и из друга делается присяжным врагом. И точно, несколько лет громил и уязвлял меня, но я молчал, терпел, и кончилось миром…»

Источник: Воспоминания генерал-майора Василия Абрамовича Докудовского («Труды Рязанской ученой архивной комиссии» за 1897 и 1898 гг.)

Восемь ран в грудь…

В варшавском военно-окружном суде разбиралось дело, наделавшее много шуму в местных военных слоях. Обвинялся поручик брест-литовской крепостной артиллерии Чашинский в умышленном убийстве своего сослуживца штабс-капитана Клевцова. Случай этот произошел при таких обстоятельствах. Штабс-капитан Клевцов жил в сильных неладах со своей женой, причем подвергал ее истязаниям, плевал ей в лицо и бил ее. Оба супруга посвящали поручика Чашинского в свои дела, так как он относился к ним хорошо и в затруднительных случаях оказывал денежные услуги. В одну из ссор Клевцова не выдержала и обратилась за помощью к Чашинскому. К последнему пришел и сам Клевцов. Чашинский, опасаясь, что и Клевцов снова будет бить жену и уступая просьбам последней, пошел их провожать. По дороге Клевцов оскорблял Чашинского, требовал, чтобы он ушел, и наконец назвал его подлецом, за что Чашинский ударил его по лицу. В произошедшей затем свалке разгоряченный Чашинский выхватил висевший у него на поясе охотничий нож и нанес им восемь ран в грудь Клевцову. Опомнившись, он побежал к полковому доктору, заявляя, что им совершено убийство. Доктору пришлось только удостоверить смерть Клевцова. На суде обнаружилась несимпатичная личность ш.-кап. Клевцова, который вымогал у жены деньги, имел вторую семью в Варшаве и был на таком плохом счету у товарищей, что из них никто, кроме Чашинского, не подавал ему руки. О Чашинском свидетели отзывались хорошо. Подсудимый не признал себя виновным в умышленном убийстве, говоря, что сам не знает, как убил Клевцова. Суд также признал Чашинского виновным в убийстве в запальчивости и раздражении и приговорил к ссылке в не столь отдаленные места Сибири с лишением всех прав состояния, дворянства, чинов и орденов. Приговор будет представлен на Высочайшую конфирмацию.

Источник: «Неделя», 1895 № 19

Наша справка. Согласно «Памятной книжке Гродненской губернии» на 1894 год, Клевцов Степан Алексеевич – штабс-капитан, заведующий хозяйством 3-й вылазочной батареи крепостной артиллерии в Брест-Литовске. В должности с 1891.

Пропал генерал-майор Степан Иванович Филонов.

«Этот генерал 29 марта 1901 года, находясь временно в Варшаве, выехал на один лишь день в Брест-Литовск по делам службы, а 20 марта жена получила от него письмо, в котором он, прощаясь с нею, пишет, что собирается умереть. Встревоженная, она тотчас поехала в Брест-Литовск, но его там не оказалось. С той поры он исчез, словно канул в воду. Несмотря на усиленные поиски жены, родственников, сослуживцев, начальства, нигде до сих пор не открыто даже его следов….»

Источник: «Живописное обозрение», № 26, 1902

Русский воздухоплаватель в Германии

«В местечке Грос-Лаут, близ гор. Вейлау, в 3 милях от моря, в Пруссии, опустился неожиданно 31 января (13 февраля) русский военный воздушный шар с воздухоплавателями: поручиком Быстрицким и одним нижним чином. Воздухоплаватели вылетели в тот же день, в 11 1 час. утра, из крепости Брест-Литовск и, продержавшись в воздухе около 4 3 часа, пролетели по прямой линии около 335 верст, т.е. двигались со средней скоростью около 75 верст в час. Ветер был очень сильный и временами доходил до 15-16 метров в секунду. При спуске воздухоплавателей довольно основательно потрепало, так как якорь плохо забирал в мерзлом грунте: шар несколько раз поднимало с земли на высоту 20-25 саженей, затем с новою силою ударяло о землю. В конце концов порывом ветра разорвало оболочку аэростата, и воздухоплаватели получили возможность выйти из корзины, а затем отправиться вместе с прусским офицером г. Симпсоном к нему в усадьбу. Переночевав под гостеприимным кровом, аэронавты отправились на другой день в Кенигсберг, где военные власти были уже оповещены о спуске русского военного шара. В Кенигсберге воздушным путешественникам был оказан такой радушный прием, что они пробыли в этой крепости 4 дня и только потом отправились обратно в Брест-Литовск».

Источник: «Задушевное слово», № 21 от 24 марта 1907 г.

Спас жизнь Вильгельму

Прибывший в Петроград житель г. Барановичей рассказывает, что там проживает некий П.Юрчик, жандармский унтер-офицер в отставке, который известен тем, что спас жизнь Вильгельму.

В 1886 году Вильгельм, будучи принцем, приехал в Несвиж на охоту на медведей. Юрчик был командирован в Несвиж для охраны особы принца во время охоты. Вильгельм поднял из берлоги медведицу. Последняя пробежала. Принц выстрелил ей вдогонку. Разъяренная медведица повернула назад и бросилась на Вильгельма. Минута – и принц очутился бы в объятиях разъяренного зверя, но тут подоспел Юрчик, который всадил в живот медведицы нож и спас жизнь Вильгельма.

— Коли бы знать, что он такую войну затеет, — говорит теперь старик, — пальцем бы не ударил. Спас на свою голову.

Kaiser Wilhelm II. 1888

Источник: журнал «Война» № 62, 1915 год

 

Подготовил Николай Александров

Брестский Курьер

 

 

Похожие статьи:

История БрестаБрест, Витебск, Минск и другие города из кабины пилота люфтваффе

История БрестаДипломатический Брест

История Бреста7 мировых знаменитостей, которые родились на территории Брестской области

История БрестаРазрушается когда-то главное общественное сооружение - здание казино колонии имени Нарутовича

История Бреста«Закопанский» стиль - часть истории Бреста

Поделиться:
Комментарии (1)
да-а-а # 13 июля 2017 в 11:53
+2 + -
+3 / -1
Класс!
отключен Javascript

Онлайн радио


Свяжитесь с нами по телефонам:

+375 29 7 956 956
+375 29 3 685 685
realbrest@gmail.com

И мы опубликуем Вашу историю.