Центр семейной стоматологии «Дентико»https://tv.mts.by/channels/nowshop.mts.bymts.byШкола Май Бэби

ГлавнаяНовостиИстория БрестаВек назад в Брест-Литовске… Как город возвращался к жизни

Век назад в Брест-Литовске… Как город возвращался к жизни

Для введения в тему – немного хронологии. 3 марта 1918 был подписан Брестский мир между советской Россией и Центральными державами (Германия, Австро-Венгрия, Османская империя и Болгария).

Тогда же аналогичное соглашение было подписано со стороны Украины, в результате чего ей была передана часть белорусских территорий, а Брест-Литовск стал административным центром земли Подляшье в составе УНР.

1 января 1919 года в Смоленске было провозглашено образование Советской социалистической республики Белоруссия в составе РСФСР. В неё входил и Брест. Далее события развязались стремительно, поскольку и Польша во главе с Юзефом Пилсудским заявила свои претензии на эти территории, стремясь восстановить страну в исторических границах Речи Посполитой 1772 года. Началась советско-польская война. 9 февраля 1919 г. части польской войсковой группы “Полесье” во главе с генералом Антонием Листовским вступили в Брест-Литовск, тогда же оставленный германскими оккупационными властями. С этой даты начался новый период истории города над Бугом.

УХОДЯ, ПОДОЖГЛИ СКЛАДЫ

Вот как о тех днях вспоминал Марек Пшибытковский, ученик польской гимназии им. Р.Траугутта:

«Накануне занятия Бреста польскими войсками на улицах города царила тишина. Только кое-где видны были гружёные телеги, тянущиеся в сторону вокзала. Это немцы, убегая, забирали всё, что можно. В 4 часа дня немцы подожгли склады легковоспламеняющихся материалов и продовольственных запасов, которые враг не успел вывезти. Это были огромные склады, часть которых не была уничтожена. В настоящее время это интендантские склады по ул. Яна Замойского (ныне Папанина).

Все были уверены, что пожар с горевших складов перекинется на город, и он сгорит в четвертый раз, но, к счастью, не было сильного ветра, который мог бы пожар распространить. Вечером в город вошёл партизанский отряд майора Домбровского под командованием капитана Владислава Стецкевича.

Из города немцы уже удрали, но на вокзале их было ещё значительное количество. Капитан Стецкевич, желая отобрать у неприятеля вокзал, отправился с горсткой солдат и при взятии вокзала геройски погиб, пронзённый немецкой пулей прямо у входа на железнодорожный виадук около 11 вечера 9 февраля 1919 г.”

ПОД НАЧАЛОМ ШАМОТЫ

Комендантом Брестской крепости, соответственно и города, был назначен генерал Иосиф Шамота. Стоит отметить, что в Брест-Литовске он не был сторонним пришельцем, поскольку с 1898 года служил здесь в составе русской императорской армии в чине подполковника, ряд лет был командиром 4-го батальона 6-го пехотного Либавского полка. Думаю, у него был определенный сантимент по отношению к довоенному городу и его обитателям.

Генерал Исосиф Шамота

Генерал Иосиф Шамота в Бресте

13 февраля Шамота своим приказом назначил бургомистром Брест-Литовска Владислава Висневского, многолетнего владельца фотозаведения, бывшего гласного (выборного депутата) городской Думы. В последующие дни в городе происходило формирование гражданских властей и структур самоуправления – из местных жителей, способных взять на себя ответственность за возрождение города буквально из пепла.

Владислав Висневский

Не всё сразу происходило, городская Рада была сформирована только к осени. На ее первое организационное заседание 13 ноября был приглашен генерал Шамота, документ об этом хранится в Госархиве Брестской области. В тот же день главою муниципального управления Брест-Литовска – уже не бургомистром, а президентом в польских традициях – стал Ян Урсын-Немцевич, владелец имения Скоки. Причем это было не назначение, а выборная процедура. Владислав Висневский, на ту пору прихварывавший, перешел в статус вице-президента.

ЛЮБОВЬ К РОДНОМУ ПЕПЕЛИЩУ…

Трубы Брест-Литовска…

Возвращение жителей в родной город полным ходом шло уже с весны 1918 года – после заключения Брестского мира. Теперь заглянем в цифры статистики и сравним.

Накануне массовой эвакуации в 1915-м в Брест-Литовске насчитывалось около 54.000 человек.

Согласно немецким данным, на 1 января 1919 г. здесь проживало всего 14.005 человек, из которых поляков насчитывалось 2.182, белорусов и русских – 1.160, евреев 10.036 человек.

17 сентября 1919 г. Брестский магистрат в ответ на запрос налоговой службы сообщает, что в городе числится 24.189 человек, из них 7.071 христиан и 17.118 евреев. В это число не входят служащие государственных и городских структур с семьями, получающие отдельное обеспечение и снабжение. Конечно же, эта статистика не учитывала около 8 тысяч пленных солдат РККА, захваченных в ходе советско-польской войны, и интернированных граждан, содержавшихся в лагере Брестской крепости и других местах на окраинах города. Это отдельная трагическая страница той поры…

ЗАБОТЫ МАГИСТРАТА

Хлопот у новых городских властей было немеряно. Регистрация и расселение жителей, потоком прибывающих из беженства. Признание их прав на былую недвижимость – строения и земельные участки (из общей численности 3670 домов, существовавших перед войной, в Брест-Литовске пожарами было уничтожено 2500). Обеспечение населения продовольствием, дровами и необходимой медицинской помощью и гигиеной. Город страдал от нечистот и вшей, людей под угрозами штрафов обязывали мыться в бане.

Ребенку-беженцу делают прививку в Брест-Литовске, 1919. Фото с сайта Комитета Международного Красного Креста

С грустной улыбкой прочел я хранящееся в Госархиве Брестской области письмо-прошение, датированное апрелем 1919 г. Вероятно, у Хаима (Ефима) Гутмановича Свижера, который до начала Первой мировой войны был агентом страхового от огня общества «Москва», недвижимость сохранилась.

«В Брестский Магистрат от Хаима Свижера, жителя ул. Кривая, № 27.

Прошение от 24 апреля 1919 г.

Вчера днем зашли ко мне на квартиру служители местной полиции с 2-х человек с одним старшим и забрали с моей квартиры с силой без моего согласия несмотря на мои протесты мою собственную медную ванну и занесли к приставу I части г. Бреста, который передал эту ванну при отношении от 23 апреля месяца № 382 в Городскую Баню и объяснил мне, что он так распорядился на основании требования оного Магистрата, а потому имею честь покорнейше просить оный Магистрат сделать распоряжение дать мне отношение к Администратору Городской Бани о возвращении мне этой ванны, в которой я нуждаюсь. Мое семейство состоит с 5 человек, между коими есть у меня больная дочь от роду, которая нуждается в поддержке для здоровья в ванну 1 раз в неделю, и я с остальными тоже нуждаюсь для здоровья в ванну».

Вряд ли эта просьбе была удовлетворена.

ДЕТИ ЛИХОЛЕТЬЯ

Более всего нужно было спасать малых сих – подранков войны и беженства. Вот еще один рукописный документ из Госархива:

“9 мая 1919 г. В Магистрат г. Брест-Литовска

заведующего Брестским приютом

рапорт.

Приютское помещение переполнено детьми, и прием в приют детей давно закрыт. Прошу Магистрат не направлять в приют ни сирот, ни полусирот, так как таковые приняты ни в коем случае быть не могут.

Заведующий приютом диакон-учитель Ф.Туревич”.

Дети позируют для фотографии в приюте, расположенном в Брест-Литовске, 1919. Фото с сайта Комитета Международного Красного Креста

Ответ на письмо гласил, что Магистрат до сих пор детей в приют не направлял. Но далее в ситуацию вмешался Международный Комитет Красного Креста, который выделил средства на содержание приютских детей Бреста.

Брест-Литовск. 1919. Приют Комитета Международного Красного Креста. Фото с сайта КМКК

Брест-Литовск. 1919. Приют Комитета Международного Красного Креста. Фото с сайта КМКК

Еврейскую больницу города, где лечились не только евреи, в том 1919-м обеспечивала средствами американская миссия Красного Креста. Железнодорожную больницу, где лечились и военные, и гражданские лица, содержала армия. Других лечебных учреждений в Бресте не было. Правда, на дому в тот период вели платный прием частные врачи Райский, Король, Калихевич, Эпштейн, Дмитриюк, Киевщинский, Розенблюм, Ганкевич.

Не забывал город и о детском образовании. 14 февраля 1919 г. основана приходская школа о. Стефаном Жуковским, О.И.Данильчиком, Н.П.Юзефовичем и С.И.Козелом, которая в последующие годы стала полноценной русской гимназией, оставившей яркий след в истории Бреста. В том же 1919 начала действовать польская гимназия им. Р.Траугутта, создавались еврейские школы.

ЧТО ПОСЕЕШЬ…

А вот с чем обращались местные жители в Магистрат в том году.

7 марта Абрам-Арон Лихтигер пишет властям: “Имею честь покорнейше просить Магистрат предоставить в мое пользование место между Тополевой и Збироговоской улицей для установления на нем будки с целью продажи в ней разных мясных товаров”.

3 мая Иосиф Фарбман просит картофель для посадки. Софья Крейбих и Мордух Гингольд просят отдать под посадку картофеля полдесятины земли за еврейским кладбищем, огороженным со всех сторон колючей проволокой. Берко Соколовский просит выделить под бульбу участок у реки. Александр Костюк просить дать свидетельство на право приобретения коня.

9 мая Берко Щедровицкий, бывший экспедитор, просит дать разрешение на продажу рыбы и раков, дешевых и свежих. Литография Файнштейна, Фридмана и Бухбиндера обращается за разрешением приступить к работе.

27 мая Давид Райтман, проживающий по ул. Шоссейной в собственном доме № 49, уведомляет, что на пахотной земле, входящей в состав владений крестьян д. Гузни, отведенной емубывшими немецкими властями, он засеял своими семенами и своим личным трудом 6 пудов 10 фунтов ржи.

2 июня Беньямин Гинзбург, житель ул. Белостоцкая, дом Гендлера, просит разрешить ему открыть типографию.

12 августа Вольф Марголис и Пинхус Тененбаум обращаются в Магистрат с предложением своими силами отремонтировать мост через Мухавец, ведущий на Волынку. За это просят передать им этот мост во владение на 5 лет. Обязуются ежегодно вносить оговоренные олаты в местный бюджет, сообщают тарифы за пересечение моста гражданами и повозками.

16 августа типография Клейна и Иерусалимского (drukarnia Klejna i Jeruzalemskogo) обращается за разрешением начать работу. Имеются две печатные машины.

Редакция “Ziemi Brzeskiej» 9.12.1919 просит информировать об очередном заседании городской Рады.

Жизнь продолжается…

ПИСЬМО С ГРАЕВКИ

«Господину Бургомистру  города Брест-Лит. жителя города Бреста  на Граевской-Слободке № 5 Ивана Семеновича Грицука.

Покорнейше прошу ходатайства Вашего в собрании членов Магистрата об изъятии с меня квартирного городского налога вследствие того, что я дряхлый и слепой 79-летний старик и жена моя болезнена 60 лет, так что мы без посторонней человеческой помощи не можем жить, а поэтому взяли с собой племянницу 13 лет дочь машиниста Огарова, который в данное время живет в России, а девочка как учебного возраста требует воспитания и образования. За квартиру получаю из трех помещений 150 марок в месяц. После ухода немцев все квартиры были крайне испорченные, а мы на исправление таковых не имели средства, а поэтому квартиронаниматели  производили на свой счет ремонт печей, окошек и дверей и прочее, но в настоящее время я полностью за вычетом за ремонт квартир, а от квартирантов квартирных денег не получаю. При  настоящей непомерной дороговизне нам дряхлым старикам угрожает голодная и холодная смерть. А потому покорнейше прошу об изъятии с меня квартирного городского налога.

Покорный проситель (подпись).

15 декабря 1919 г.»

ПРОШЕНИЕ ОТ РАВВИНА

12 марта. В Брестский Городской Магистрат Брестского Общественного Раввина Овсея Наделя, живущего на Думской площади, № 12.

«Состоя в должности Раввина г. Бреста с Уездом свыше 45 лет беспрерывно, я получал жалованья в год 800 рублей, кроме предоставления мне доходов в размере до 2000 рублей, что составляло единственный источник для поддержания моего существования с семейством. По занятии неприятелем Бреста я лишился жалованья с доходами и очутился в крайне тяжелом положении. Ныне же я вновь исполняю пост Брестского Раввина, в отправление обязанностей которого я вступил в октябре 1918 г. и жалованье по сие время не получаю, вследствие чего я с семейством испытываем крайне материальное затруднение и за неимением других источников к жизни мы находимся ныне в беспомощном критическом положении.

Ввиду изложенного, честь имею покорнейше просить Магистрат благоволить  назначить мне по свеому усмотрению содержание по должности Раввина в год в размере, соответствующем обстоятельствам нынешнего времени, а также прошу снабдить меня скрепленными метрическими книгами для записи в оных родившихся, бракосочетавшихся и умерших евреев по городу Бресту”.

Благотворительные обеды для евреев Бреста

Благодарю Госархив Брестской области (ГАБО) за предоставленные документы.

 

Николай Александров, «Брестский курьер»

 

 

Похожие статьи:

История БрестаАрхивные объявления 1941 года о начале вступительных кампаний в Бресте

История БрестаСказ о том, как на Брестчине братскую могилу известных геройски погибших пограничников потеряли

История БрестаВ этом доме жил Король и Машеров

История БрестаВ Бресте перезахоронили останки 15 военнослужащих РККА

История БрестаПолесский драмтеатр поставил спектакль по реальным событиям в Пинске в годы ВОВ

Поделиться:
Комментарии (0)

Свяжитесь с нами по телефонам:

+375 29 7 956 956
+375 29 3 685 685
realbrest@gmail.com

И мы опубликуем Вашу историю.