Центр семейной стоматологии «Дентико»Школа Май Бэбиmts.byshop.mts.byhttps://tv.mts.by

ГлавнаяНовостиБрестская крепость21 июня 1941 года всех новобранцев направили в Брестскую крепость для принятия присяги, назначенной на 22 июня

21 июня 1941 года всех новобранцев направили в Брестскую крепость для принятия присяги, назначенной на 22 июня

В корпусе 333-го стрелкового полка Брестской крепости (где размещался штаб, спецподразделения, все три батальона и полковая школа) «броуновское движение» было особенно сильным.

Подразделения входили и выходили, и спустя десятилетия установить, какие именно находились в крепости в решающую ночь, достаточно трудно. Согласно (берущимся, как правило, за основу) воспоминаниям Сандалова и донесению Попова (командующий 28-м ск) от 8 июля 1941 года, в здании 333-го сп на 22 июня находились два батальона и другие подразделения (кроме саперной роты, выведенной в УР). Известно, что там не было и транспортной роты (размещенной в Восточном форту), а также взвода снабжения 2-го батальона (также находившегося в Восточном форту). Однако участники боя на участке обрисовывали ситуацию несколько иначе. Замполитрука, заместитель командира 3-й стрелковой роты по политчасти А.П Каландадзе: «Первый батальон - севернее Брестской крепости, на строительстве укреплений у реки Лесная, второй на лесозаготовках, третий — на стрельбище в лагерях». Об этом же пишет и И.В. Осадчий, секретарь комсомольской организации 333-го сп: батальоны располагались «на стрельбище, в районе тактических учений и на строительстве укрепрайона вдоль границы. В крепости оставались лишь тыловые службы, спецподразделения и подразделения, находившиеся на дежурстве».

Численность 333-го сп уточняет командир взвода ПТО 3-го стрелкового батальона старший сержант В.А. Большаков: «В мае 1941 года 9-я стрелковая рота была отправлена на строительство укрепленного района, 21 июня часть личного состава из 7-й и 8-й стрелковых рот и спецподразделений батальона убыла на учения».

Правда, командиры отделений 7-й стрелковой роты младшие сержанты В. М. Малов и И. С. Егоров много лет спустя вспоминали другое: «21 июня 1941 года вся рота прибыла в расположение, пробыв целый месяц на строительстве укрепленного района в трех километрах от крепости».

Дежурным подразделением полка в роковую ночь была 5-я стрелковая рота. В то же время к караулу был привлечен пулеметный взвод 6-й стрелковой роты — так утверждает И.С. Саночкин, ночь на 22 июня находившийся посту у склада НЗ продовольственного снабжения полка (в юго-западной части оборонительной казармы Цитадели). В составе 1-го отделения пулеметного взвода 6-й стрелковой роты в ночь на 22 июня заступил в караул и Н. М. Ремизов. Караульное помещение 333-го полка располагалось на первом этаже. Однако (вероятно, это было связано с «ответственностью за крепость»), от 333-го сп в ту ночь был наряжен и третий караул. О нем упоминает Ахмат Хасиев (7-я рота, 2-й взвод, командиры соответственно старший лейтенант Бокерия и младший лейтенант Исаев):

«Почему я остался живой?.. За день до нападения мой комвзвода взял группу красноармейцев, в том числе и меня, на охрану склада боеприпасов, находившегося в четырех километрах к востоку от Бреста, в сторону Жабинки. Это и спасло нас».

Вечером 21 июня прибыла в свое расположение со строительства укрепрайона и рота связи 333-го сп - с песней...

Часть командиров жила в общежитии комсостава на втором этаже. Наконец, многие оказались в штабе по совершенно разным причинам. И.В. Осадчий:

«В субботу вечером я приехал со стрельбища в крепость по делам службы. В тот же день в наш полк прибыла группа молодых лейтенантов (10-12 человек), только что окончивших военные училища. Расположились мы в одной из комнат штаба полка на втором этаже. В нашей группе оружие (ТТ) было только у меня, молодые офицеры еще не успели его получить в».

21 июня в штаб 333-го сп прибыл и замполитрука А.П. Каландадзе, для утверждения в должности замкомандира 3-й ср по политчасти. Вместе с ним в опустевшем расположении, где шел ремонт, собралось еще 15 бойцов из 1-го батальона отпускников, освобожденных по состоянию здоровья от полевого выхода или приехавших в командировку (получать белье, продукты и т.п.). Вероятно, та же картина наблюдалась и в расположении 2-го и 3-го батальонов: по 15-20 человек из них очутились в крепости.

«Курсанты полковой школы 333 сп перед началом войны находились на строительстве укрепленного района и в лагерях в шести-восьми километрах от Бреста», — уточняет старшина полковой школы 333-го сп старший сержант М.И. Тютчев, в ночь на 22 июня приехавший в крепость для получения обмундирования и обуви. Подобно Каландадзе и Тютчеву, в здании 333-го сп пребывали отдельные бойцы выведенных из Брестской крепости подразделений школы МКС, прибывшие в расположение по разным причинам.

Красноармеец А. Малаев, курсант полковой школы 333-го стрелкового полка 

Например, так вышло с Адамом Малаевым: в субботу ему пришлось прибыть к зубному врачу. Один больной зуб вырвали, со вторым пообещали разобраться в понедельник. На воскресенье Малаев остался в расположении школы. Подсчитывая подразделения 333- го сп, остававшиеся в крепости к началу войны, важно не упускать из виду степень их боеготовности. Неизвестно, имели ли оружие те, кто прибыл из укрепрайона, равно как и вновь прибывшие в часть командиры, отпускники, некоторые из бойцов штаба полка больные, находившиеся в санчасти и некоторые другие.

Кроме того, часть постов, на которых стояли бойцы караулов, располагалась вне здания 333-го стрелкового полка. 75-й орб находился в крепости почти полностью. Хотя А.К. Шугуров упоминал впоследствии, что «перед началом войны часть нашего батальона вышла на летние учения» установлена лишь небольшая группа бойцов батальона, оказавшаяся вне Цитадели. Это мотострелковое отделение сержанта Грошева со старшиной Колесниковым.

Красноармеец А.К. Шугуров, комсорг 75-го орб 

Дежурным разведбатальону «орловской» заступил лейтенант Галустьянц.

Проще произвести учет остававшихся в крепости подразделений 33-го отдельного инженерного полка. Все они по-прежнему пребывали на строительстве укреплений, а школа МКС — в лет нем лагере.

Командир взвода роты приписного состава 33-го инженерного полка И.И. Долотов пишет, что «В ночь на 22 июня в крепости находилось около половины состава полка. Большая команда в ночной смене на сооружений дотов в форту Берг».

Замполит этой же роты, замполитрука А.М. Никитин:

«Весь личный состав находился на объектах. Только подразделение, несущее караульную службу, хозвзвод да писарский состав оставались в крепости».

Дежурной ротой в последнюю предвоенную ночь была дорожно-мостовая. Возможно, она оставалась единственным (кроме приписного состава) подразделением 33-го оип в крепости.

«Карельская» также оставила в крепости лишь самый минимум. Немногочисленные люди из 44-го и 455-го полков в канун войны находились в Цитадели. Например, в штабе 455-го, на первом этаже, в ночь на 22 июня дежурил (ответственный по части) начальник химической службы полка лейтенант А.А. Виноградов.

«Из нашего полка в крепости находились 3-й батальон, полковая школа и спецподразделения». Как и связисты 333-го сп, рота связи 455-го сп (размещавшаяся на втором этаже кольцевой казармы у Трехарочных ворот) 21 июня вернулась «домой».

Ришат Салихович Исмагилов:

«19 июня связистов отправили на тактические учения, которые проходили в 50-60 километрах от границы в сторону Минска, в лесу. Тренировались в установлении связи между полками, батальонами. Проверялась исправность радиостанций, телефонных аппаратов в ходе их использования. Упражнялись в расшифровке кодированных текстов, быстроте и точности передачи и приема сообщений, приказов командования, ориентировании на местности и т. д.»

44-й сп в ночь на 22 июня оставил на Центральном острове полковую школу, спецподразделения и штаб. Дежурным подразделением 44-го полка была 1-я рота (комроты лейтенант П.М. Крюков, начальник караула — командир пульвзвода младший лейтенант А.Р. Терещенко).

Младший лейтенант А.Р. Терещенко, командир пулеметного взвода 44-го стрелкового полка. Фото 1945 года 

Ее посты стояли и на Северном, ив расположении 1-го батальона и других подразделений полка, а также за пределами крепости (например, у склада боеприпасов в районе сосредоточения).

Караульное помещение, в котором отдыхала смена, находилось у Трехарочных ворот. Дополнительным караулом от 44-го сп являлись курсанты школы МКС — об этом вспоминает командир отделения пульвзвода сержант Абдулла Байбеков:

«В субботу 21 июня 1941 года наш взвод заступил в дежурство по полку. Несли мы караульную службу. Самый дальний был пост фуражный, где находилось сено и концентраты для коней. Сменялись мы в половине четвертого»

«Если в отношении каких-либо других частей мы скрупулезно подсчитываем даже мелкие подразделения, то в отношении 44-го сп на мелочи размениваться не приходится — здесь «потерялся» целый батальон. Ничего странного, что в Цитадели оставалось немало бойцов 2-го батальона 44-го сп или в том, что немало батальонных командиров находилось в ДНС, приехав на выходные, нет, неясно, где же находился сам батальон. В такой ситуации лучше всего процитировать справку «Боевые действия воинов 44-го сп на участке полка в Цитадели» (автор научный сотрудник МК БКГ А.Ф. Соболевская): «Среди ветеранов 44-го сп нет единого мнения о наличии 2-го сб в крепости. Командир полка майор Гаврилов утверждал, что 2-й сб вместе с 3-м сб находился на строительстве УРа чуть ли не в районе Белостока, секретарь партбюро полка В.З. Максимов писал о том, что 2-й сб находился вне крепости, но утверждал, что работали они юго-западнее Бреста, а 5-я ср этого батальона работала в районе Семятичей, в крепости же оставались писари, старшины, кладовщики 4-й, 5-й, 6-й рот и батальона. Бывший и. о. старшины 4-й ср И.И. Петренко утверждал, что, действительно, подразделения 2-го сб были на строительстве Ура, но на ночь они приходили в крепость», - пишут в своей книге «БРЕСТ. ИЮНЬ. КРЕПОСТЬ» авторы Ростислав Алиев и Илья Рыжов.

По-прежнему пустовало расположение соседей 455-го и 44-го сп — 37-го отдельного батальона связи (37-й обс) капитана Климова (начштаба старший лейтенант Гутковский, замполит - старший политрук Булыгин) и первой (учебной) роты 111-го отдельного саперного батальона (111-й осб).

Связисты были выведены в лагерь в восьми километрах северо-восточнее Бреста. В расположении находилось лишь дежурное подразделение из состава 1-й телефонно-кабельной роты (командир младший лейтенант П.А. Петухов), радиовзвод и взвод пункта сбора донесений (или взвод подвижных средств связи) штабной роты (командир роты Верасовский).

Саперы 111-го осб убыли на строительство УPa, оставив дежурное подразделение, точнее караул (по охране складов) из 19 человек.

На Северном острове, втором по численности расквартированных в Брестской крепости частей РККА, перечень размещенных там частей и подразделений практически не изменился, если не считать раскинувшихся палаточных городков военнообязанных запаса, призванных на учебные сборы. В тени деревьев тянувшейся от Восточных ворот аллеи (дороги «Запад-Восток») стояли 45-мм орудия 98-го одпто, в конюшнях внешнего вала Восточного форта мирно сопели лошади транспортной роты 333-го сп, неподалеку были укрыты 6 ГАЗ-АА роты ПВО 44-го сп с ЗПУ (счетверенными пулеметами «Максим») в кузовах.

@realbrest.by

#realbrest #brest #беларусь #belarus #брест #брестскаякрепость

♬ Брестская крепость - Группа СССР

Суета с малопонятными перемещениями личного состава не обошла и наиболее мощную силу, имевшуюся на Северном острове, 125-й стрелковый полк. Причем расхождения в рассказах свидетелей в учете подразделений полка, находившихся в крепости, наверное, наиболее серьезные.

Версия первая: два стрелковых батальона. и Сандалов, и Попов свидетельствуют о том, что в крепости осталось два батальона 125-го сп.

Версия вторая: ни одного стрелкового батальона, лишь спецподразделения. Так утверждает, например, рядовой музвзвода 125-го сп К.Г. Горбатков:

«Ночью 21 июня строевые подразделения нашего полка вывели в укрепленный район. Помнится, часть подразделений 2-го батальона, хозвзвод, музвзвод, повара, штабные работники и наша полковая школа остались в крепости».

Об этом же пишет и знаменитый исследователь обороны С.С. Смирнов:

«В ночь, когда началась война, весь стрелковый полк находился в лагерях или на работах вне крепости. В казармах оставались только несколько дежурных взводов, хозяйственные команды, сотрудники штаба да часть полковой школы младших командиров».

Третья версия: один стрелковый батальон и спецподразделения. Она кажется достаточно правдоподобной, если принять во внимание воспоминания капитана Г.А. Ландышева, командира 1-го батальона полка. Согласно им, свой батальон он вывел из крепости уже после начала боя, утром 22 июня.

Находились в крепости и молодые бойцы (весеннего призыва 1941 года), только в мае прибывшие во 2-й батальон капитана В.В. Шабловского. В те дни батальон работал на возведении объектов УРа в нескольких десятках километров от Бреста, но 21 июня всех новобранцев направили в крепость для принятия присяги, назначенной на воскресенье. Тогда же приехал в крепость и сам Шабловский.

Капитан В.В. Шабловский, командир 2-го батальона 125-го стрелкового полка 

Дежурным подразделением, вероятно, была 4-я рота. В то же время, например, командир отделения во 2-й стрелковой роте (младшего лейтенанта Жукова) сержант Ф.И. Шахов утверждает, что в ночь на 22 июня именно 2-я рота была в карауле. Сам он охранял склад ГСМ за пределами крепости, в момент начала войны отдыхал в караульном помещении в расположении полка.

Не исключено, что был и «третий караул». О нем упоминает Нурадди Шахмаев (1-я стрелковая рота):

«Я нес караульную службу... Стоял на посту у Кобринского укрепления у склада амуниции. Стоял с двух часов ночи».

В любом случае, можно отметить, что именно на северо-западе Брестской крепости располагалась наиболее сильная и боеспособная часть - 125-й стрелковый полк.

Наконец, в ночь с 20 на 21 июня покинули крепость некоторые подразделения 393-го озад. На тактические занятия выехали 2-я и 3-я батареи 21, а на дежурстве осталась 1-я батарея старшего лейтенанта С.Ф. Шрамко. Дежурный по части - начальник связи дивизиона лейтенант А.Д. Домиенко.

Поскольку крепость являлась основным казарменным фондом Бреста, то судьба занесла в нее отдельных бойцов и мелкие подразделения из состава расположенных в окрестностях Бреста частей. Больше всего нечаянных гостей находилось на гарнизонной гауптвахте. Именно там оказался получивший 14 июня 10 суток ареста боец 447-го корпусного артполка Ефим Майзелев:

«В связи с тем, что в Северном городке не было гауптвахты, меня отправили в Брестскую крепость в гарнизонную гауптвахту. Гарнизонная гауптвахта в крепости была в одном здании со штабом крепости (половину здания занимал штаб, а вторая половина была гауптвахтой). Это здание было двухэтажное. Камера, в которой я находился, была на втором этаже. Все солдаты, которые были на гауптвахте, а их было более 200 солдат, были закрыты на замки».

В те дни в Бресте находился топовзвод (командир лейтенант Прокофьев) штабной батареи 120-го гаубичного артполка. Одно отделение располагалось в городе в «бывшей казарме полькой контрразведки», остальные два - в крепости. Вечером 21 июня взвод получал на станции Брест различное имущество для полка, в том числе более тысячи котелков, убыв затем вместе с грузом в полк. Однако первое отделение должно было отправиться туда (с другой партией имущества) только на следующий день, после снятия с довольствия в крепости.

Еще в октябре 1940 года попал в Брестскую крепость и командир взвода 21-го обс 55-й сд Федор Демидович Виволанец. Вместе с 18 бойцами Виволанец был откомандирован для подбора, ремонта и отправки в часть трофейного польского военного имущества.

131-й легкий артиллерийский полк не имел прямого отношения к крепости, но его расположение вплотную примыкало к Северному острову. Поэтому часть де-факто являлась неотъемлемой составляющей гарнизона. Артиллеристы 131-го лап 6-й сд, наверное, являлись единственными во всей Красной армии, размещавшимися непосредственно в погранзоне. Несмотря на то, что в ночь на 22 июня для участия в смотре военной техники и показных учениях на Брестский артиллерийский полигон были выведены с орудиями одна батарея 1-го огневого дивизиона и две батареи 2-го огневого дивизиона, на территории полка находилось порядка 600 человек личного состава.

Ночь 22 июня в крепости встречали не более 9000 бойцов и командиров Красной армии, пограничников и бойцов конвойных войск НКВД.

Кладовщику отдела вещевого снабжения 132-го обков Александру Баринову накануне принесли письмо с малой родины. Баринов сел отписывать тут же, виделись ему обстоятельства, которые не позволяли отлагать ответ. И вот он сидел перед листком бумаги. Вроде бы все есть, а главного того, что и заставляет отвечать немедленно не написал. Не знал, как об этом написать ... Как?

Вертел в руках конверт. «Село Старково Гороховецкого района Ивановской промышленной области», - Костя писал, младший брат, мать-то неграмотная. Однако письмо именно от нее. На лесозаготовительном участке, где работал Александр до призыва, нескольких военнообязанных призвали на учебные сборы. Ничего определенного, вот только слухи уж нехорошие...

А ведь Брест-Литовск самой границе, подсказал Прасковье старик-сосед, в четырнадцатом где-то там бывший. «От немца можно всякого ждать».

Александр же, за полгода проведенных в армии, письмами не баловал. Его молчание, да полетевшие по деревне слухи и подвигли Прасковью попросить Костю написать брату. Чтобы почаще сообщал о себе...

Наивные... Что вот так и написать — ждем со дня на день?

А не сообщать совсем — тоже не по-людски как-то, мать все таки. Да и не поверят...

Нет, написать все-таки надо. Мать — поймет...

Александр решительно взял карандаш:

«Да, мама, у нас не совсем хорошая погода».

За окном разливался солнцем и щебетаньем птиц в прибрежных ивах летний день ...

 

Похожие статьи:

История БрестаБрест. Карбышева, 62: снесут или оставят?

Реальный БрестВ Бресте на пожаре сотрудники МЧС спасли двух собак

Брестская крепостьМузыканты в Брестской крепости на лавочке создали праздничную атмосферу для танцев

Реальный БрестЗакон о взаимном признании штрафов в Беларуси и России вступил в силу

Брестская крепостьУзник лагеря «РЕВИР» или история одной фотографии из Брестской крепости

Поделиться:
Комментарии (1)

Свяжитесь с нами по телефонам:

+375 29 7 956 956
+375 29 3 685 685
realbrest@gmail.com

И мы опубликуем Вашу историю.