Реальный Брест

дентикоБрестское пивоkris.byБРЕСТСКИЙ ОБЛАСТНОЙ КОЖНО-ВЕНЕРОЛОГИЧЕСКИЙ ДИСПАНСЕРЦентр детского развития

ГлавнаяНовостиИстория БрестаКраткая история еврейской общины Бреста до 1939 года

Краткая история еврейской общины Бреста до 1939 года

Брест – один из самых древних и значимых городов Беларуси. С 1446 по 1569 гг. он семнадцать раз становился местом проведения государственных сеймов Великого Княжества Литовского (ВКЛ), а также многочисленных сеймиков; именно в Бресте польский король Ягайло и великий князь литовский Витовт разработали план генерального сражения с крестоносцами, Грюнвальдской битвы. В Бресте была заключена знаменитая Брестская уния (1596 г.).

Когда евреи впервые появились в Бресте – точно неизвестно, но так как Брест всегда находился на пересечении международных торговых путей, а в этой торговле широко участвовали евреи, смело можно предположить, что евреи появились в Бресте очень давно. Одно известно точно, что в 1388 г. великий князь литовский Витовт дарует брестским евреям, первым из проживавших в это время на территории современной Беларуси, привелей, позже распространенный на всех евреев ВКЛ.

В XIV-XVII вв. Брест был главным центром евреев ВКЛ, еврейская община Бреста играла руководящую роль в жизни еврейства Литвы и Беларуси. Именно в хранилищах брестской общины хранились грамоты, общие для всех литовских евреев еще со времен Стефана Батория. Представители брестской общины часто выступали ходатаями от имени всех еврейских общин ВКЛ. В 1623 г. в Бресте прошло первое (учредительное) заседание Литовского Ваада (главного органа самоуправления еврейских общин ВКЛ).

Только во второй половине XVII в. это первенство переходит к виленской общине. 

Евреи Бреста в это время занимаются торговлей, различными промыслами и земледелием. Некоторые богачи держат откупы на великокняжеские доходы, другие владеют сёлами. После включения Бреста в состав Российской империи (1795 г.) его экономическое значение упало. Став уездным городом, он утрачивает былое административное значение и право на самоуправление.

В 30-е гг. XIX в., по распоряжению русских властей, была разрушена значительная часть исторического города, а на его месте была построена Брестская крепость. По сути, старый Брест был уничтожен. На тот момент Брест по своим архитектурным памятникам уступал в ВКЛ только Вильно. Великолепные сооружения старого города были уничтожены.

Во время работ по устройству крепости было разрушено и еврейское кладбище, что явилось страшной трагедией для еврейской общины.
Застроенный в основном одноэтажными деревянными домами, новый город долгое время представлял местечко, основным занятием жителей которого была мелкая торговля. В городе не было водопровода, канализации, улицы были не мощёнными. Брест превратился в захолустный уездный город в черте оседлости Российской империи.

Возрождение Бреста связанно с постройкой Королевского (Днепровско-Бугского) канала в 1841 г., а затем с развитием железных дорог в России. Брест становится крупным железнодорожным узлом. Экономическое положение Бреста улучшается, что приводит к оживлению экономической и культурной жизни еврейской общины. Хотя большинство еврейского населения города остаётся очень бедным.

Если проанализировать социальный состав брестских евреев в середине XIX в., то можно заключить, что подавляющее большинство их – это ремесленники. В XIX – начале XX веков в руках евреев сосредоточено почти всё ремесленное производство в Бресте, основными отраслями которого являлись обувное и швейное дело. В этот период еврейское население Бреста быстро растёт. По переписи 1897 г. около 65% населения Бреста являлась евреями. Почти все ремесленники Бреста (свыше 3,5 тыс. чел.) – евреи. Больше всего среди них сапожников и портных, затем идут булочники, плотники, кузнецы и каменщики. 

В своем «Календаре-справочнике гор. Брест-Литовскъ на 1912 годъ», Я. М. Хмелевский пишет: «Преобладающим элементом в Бресте изстари были евреи; за ними по численности следовали белорусы и литовцы православные, частью перешедшие потом в унию, и поляки и литовцы исповедования римско-католического». Согласно этому источнику по данным городской статистики в 1911 г. в городе проживало 53253 жителей, их них 36537 – евреи.

Главное занятие жителей – торговля, в основном мелкая; затем – обрабатывающая промышленность и некоторые виды кустарного промысла. Спрос в основном поддерживается многочисленным гарнизоном крепости и большим контингентом служащих железнодорожного узла. Преобладает торговля товарами производства фабрик Белостока, Лодзи и др. В городе развито шапочное и шляпное дело; на артельных началах производство обуви; бондарное, колёсное и тачечное производство. Эти предметы, кроме местного сбыта, экспортируются во многие города европейской и азиатских частей России. Город славится своими колбасными и кондитерскими заведениями.

В Бресте действовали в основном мелкие предприятия. На всех этих предприятиях, в основном, работали евреи. Ради заработка брестские евреи брались за любую работу. Например, легковой, ломовой и водовозный извоз в городе монополизирован евреями. Несмотря на исключительно благоприятные условия (Брест крупный железнодорожный и шоссейный узел, речной порт) промышленность в Бресте развивается слабо, потому что город находится в районе крепости, где правилами запрещаются высокие строения и трубы.

В годы Первой мировой войны (26 августа 1915 г.) Брест был оккупирован немецкими войсками, ещё до этого по приказу русского командования евреи, как и другие жители города, были в течение 3 дней выселены из города. Они рассеялись по городам и местечкам Восточной Беларуси и России, при этом многие погибли во время эвакуации. Лишь немногие получили право на временное пребывание в городе.

Перед отступлением русские войска подожгли Брест. Вот как описывает масштабы разрушений очевидец, немецкий офицер: «…Мы вышли из цитадели и направились в город. И тут мосты через Муховец оказались разрушенными; но скоро открывшаяся перед нашими глазами картина заставила нас остановиться, мы поняли, что пока не могло быть и речи о том, чтобы “войти в город”. Как вкопанные остановились мы, глядя на это гигантское зрелище. Насколько мог охватить глаз, мы видели сплошное огромное море поднимавшегося к нему огня, над которым, затемняя солнце, поднималась огромная дымовая туча, возвещавшая на все окрестности: “Брест погиб!”». Дело разрушения города продолжили немецкие оккупационные власти, вывезя из него всё, что возможно. Оставшиеся его жители, в основном евреев, были насильственно удалены из города. Город был разрушен на 70%. Лишь в 1917-1918 гг. начинается возвращение жителей (в основном евреев) в практически разрушенный, опустошенный войной Брест.

Накануне Первой мировой войны (1913 г.) в Бресте было 57068 жителей, из них 39152 были евреями, а в 1919 г. – всего 14005, из них 10126 евреев.
Этим людям и пришлось восстанавливать город, в условиях эпидемий, отсутствия жилья, канализации и водопровода. Нередко в документах того периода и даже позже (1930-е г.г.) можно встретить выражение «жилые развалины». Евреи-врачи участвуют в борьбе с эпидемиями, бизнесмены оказывают благотворительную помощь (бедным, безработным, больным). Помогают всем, не взирая на национальность и вероисповедание.

Молодое польское государство не имело средств на восстановление города. За счёт государства были построены лишь немногие общественные здания (банк, воеводское управление т. п.), а также жильё для приехавших в Брест чиновников с их семьями (Брест стал центром Полесского воеводства). Город восстанавливался за счёт средств частных лиц. На практике с помощью энергии и капиталов его еврейских жителей. Правительство только способствовало этому, предоставляя налоговые льготы и право на получения кредита. Именно поэтому практически все здания в торговом и экономическом центре города оказались в еврейской собственности.

Несмотря на тяжёлое экономическое положение, город жил оживлённой культурной деятельностью. Действовали еврейские культурно-просветительские и профсоюзные организации, появился целый ряд филиалов еврейских политических партий и общественных объединений. 

В 1921-27 гг. в Бресте открываются, при помощи «Джойнта», профшкола организации «ОРТ» с пятью отделениями: столярным, слесарным, механическим, дамских портных и парикмахеров, активно создаются рабочие места. В 1925 г. открылась первая еврейская публичная библиотека. 

На средства «Джойнта» в Бресте строятся дома для возвратившихся евреев (колония Вартбурга), организуется детский сад, приют для еврейских сирот.

                            Колония Вартбурга. Фото www.kresy.pl

Среди наиболее массовых и влиятельных партий, действовавших в Бресте в этот период – Бунд, «Поалей-Сион» (сионистская рабочая партия), «Объединение еврейских женщин», «Организация ортодоксальных евреев в Польше». В Бресте действовало отделение «Союза евреев-участников борьбы за независимость Польши», три еврейских спортивных клуба, одному из которых принадлежал водноспортивный стадион на р. Мухавец.
Имелось 4 синагоги и десятки молитвенных домов (до 47, не считая нелегальных), а также большое количество еврейских образовательных учреждений.

Брест не был в стороне от вопросов, занимавших евреев во всём мире. Это был период дискуссий о сионизме, путях решения «еврейского вопроса» – всё это волновало евреев Бреста и находило отражение в их общинной жизни. Шли дискуссии, на каком языке (наряду с польским) преподавать в еврейской школе – иврите или идише? Доходило до общественных судов над журналистами, выразившими в еврейской печати противоположное мнение. Горячо волновали евреев Бреста проблемы тогдашней подмандатной Палестины, в Брест часто приезжали представители евреев оттуда (палестинцы, как писали в их паспортах) – читали лекции, собирали средства. Усиливается, начавшаяся еще до Первой мировой войны, легальная и нелегальная эмиграция в Палестину.

Жизнь в Бресте тогда не была лёгкой – мировой кризис, тяжёлое экономическое положение восточных окраин («крессов») в Польше, углублялось для евреев ростом антисемитизма в Польше после смерти маршала Ю. Пилсудского. 1933-39 гг. были периодом возрастания государственного антисемитизма в Польше. По мере ослабевания влияния болевшего маршала Ю. Пилсудского (умер в 1935 г.), ростом антисемитизма в Европе, ситуация евреев в Польше резко ухудшается. Ограничения в правах, различные формы дискриминации (процентные нормы в университетах, бойкот экономический и т. п.), доходило до погромов. 13 мая 1937 г. состоялся такой погром и в Бресте.

Несмотря на всё это, евреи, выходцы из Бреста, с ностальгией вспоминали его: «…Бриск – есть те, для кого это просто слово, среди других слов, …бессмысленный звук. Но для меня Бриск – отголосок великой и прекрасной симфонии, отражение радости и страданий, пережитых на его бульварах и улицах. Борьба, победы и поражения, и окончательное уничтожение...

Бриск – ты был прекрасной симфонией. Трагичной, замечательной, незавершенной симфонией. Твои сыновья, которые бродили по дорогам и полям во всех уголках мира, все ещё трепещут, как порванные струны скрипки каждый раз, когда им напоминают о тебе». 

 

(Иосиф Радзиевский. The Encyclopedia of the Jewish Diaspora, Brisk de-Lita. Editors: E. Steinman, Jerusalem, 1958).

                                                                                         Ефим Басин для Реального Бреста

 

 

Похожие статьи:

История БрестаМы нашли её. «Бережно уложенную ручным методом» трилинку

История БрестаСпасибо за то, что читаете нас: на Карла Маркса на доме спрятали провода в короб и убрали металлический профиль с балкона

История БрестаБресту передали картины Якова Балглея, родившегося в Брест-Литовске в 1891 году

История БрестаНа брестском ЖД вокзале раскопали старую мостовую

История БрестаНа католическом кладбище Бреста найдена и восстановлена могила польского пилота

Поделиться:
Комментарии (1)
Elenochka Nishama # 18 февраля 2018 в 17:07
+2 + -
+3 / -1
Печально(
отключен Javascript

Онлайн радио


Свяжитесь с нами по телефонам:

+375 29 7 956 956
+375 29 3 685 685
realbrest@gmail.com

И мы опубликуем Вашу историю.