КОСМЕТОЛОГИЯОТДЕЛЕНИЕ ПЛАСТИЧЕСКОЙ ХИРУРГИИmalinovka.a-brest.bymalinovka.a-brest.byЖилые комплексы в Бресте

ГлавнаяНовостиБрестская крепостьВ Брестской крепости военнослужащие с 10 июня 1941 года спали одетыми

В Брестской крепости военнослужащие с 10 июня 1941 года спали одетыми

14 июня 2021 - Денис Марук

«Будет ли война? Будет, решили, когда выдали неприкосновенный запас и указали места, где сосредотачиваться частям. Не раз поднимали по тревоге...», - комсорг 75-го орб А.К. Шугуров был одним из наиболее информированных в батальоне.

«Действительно - отпуска в частях Брестской крепости отменили еще в мае 1941 года, а середина июня стала временем наиболее интенсивной боевой учебы, включавшей в себя, прежде всего, отработку действий по сигналу боевой тревоги», - пишут в своей книге «БРЕСТ. ИЮНЬ. КРЕПОСТЬ» авторы Ростислав Алиев и Илья Рыжов.

По свидетельству начальника штаба 4-й армии Л.М.Сандалова: 

«...чтобы усилить боевую готовность войск, в ряде частей, особенно в Брестской крепости, военнослужащие с 10 по 15 июня спали одетыми, а большая часть командного состава ночевала вместе с солдатами в казармах. Правда, такие меры были вызваны не только напряженной обстановкой, но и стремлением показать минимальное время для сборов по тревоге, которые в тот период еженедельно проводились командованием корпуса или армии».

Судя по всему, одним из наиболее часто отрабатываемых маневров стал выход в район сосредоточения и последующий марш на рубеж, обусловленный планом прикрытия государственной границы. Василию Примакину надолго запомнились те броски:

«Весной 1941 года мы почему-то в лагеря не выехали. Зато в конце мая и начале июня по тревоге 3-й батальон, как и все подразделения, делал неоднократные марш-броски в полном боевом на 70-80 км».

Об одной из таких тренировок вспоминает ветеринарный фельдшер 1-го батальона 84-го стрелкового полка Арцвик Агагулян:

«17 июня 1941 года в 4-5 часов была объявлена боевая тревога. Сигнал тревоги играл на трубе Армен Мартиросян. Весь полк в полном вооружении, с боеприпасами и продовольствием - все, что нужно солдату в бою, выступил на защиту границы. Батальон в полной боевой готовности вывели через северо-западную часть крепости, в запретную пограничную зону. В сторону кладбища за железной дорогой к Бугу, в кусты, к проволоке. Командиры уже с чемоданами выходили на тревогу, прощались с женами. Там заняли линию обороны (окопы, доты) и ожидали какого-то приказа. На рассвете наш батальон отступил на место, сдали обратно боеприпасы, продовольствие, оружие. 18 июня батальон вооружили кирками, ломами, лопатами, стройматериалами и отправили в укрепрайон на 60-90 км юго-восточнее Бреста».

Эти воспоминания подтверждает Иван Кузнецов:

«За две недели до войны у нас была учебная тревога, неплохо прошли учения, командиры поговаривали о том, что придется повоевать и примерно были распределены маршруты форсирования реки Буг».

Там же, на северо-западе, у Северо-Западных ворот проводили тренировки по выходу из крепости и подразделения 125-го стрелкового полка, пункт сосредоточения которого был в 4-5 километрах от места расквартирования. Тренировка начиналась с тревоги, по которой дежурный взвод и рота для внутреннего обеспечения занимали окопы на валах. Под их прикрытием личный состав полка выходил из крепости. Начальник штаба полка майор Н.Я. Сичкарь вспоминал, что в результате добились выхода полка в полном составе за 45 минут.

Интенсивность упражнений отражает и письмо курсанта школы МКС 125-го сп Леонида Игольникова:

«Без питьевой воды совершаем марши в 30-40 километров. Тридцать километров я одолеваю так же легко, как раньше двенадцать».

Немаловажно, что действия подразделений по тревоге доводились до всех их военнослужащих:

«По плану, который знал каждый боец, в случае боевой тревоги все должны были покинуть крепость, чтобы организовать врагу отпор за зоной...», - четко запомнились двадцатилетнему бойцу из 1-й роты 125-го сп Нурадди Шахмаеву.

Отрабатывала вариант «Если завтра в поход» и 42-я дивизия. Например, в те же дни прозвучал сигнал боевой тревоги для 44-го сп. Наводчик 45-мм орудия батареи ПТО полка Василий Шумайлов вспоминает, как поздно вечером 16 июня была объявлена тревога - они заняли боевые позиции на шоссейной дороге Янов-Брест и простояли в готовности до утра.

Вообще же 44-й сп должен был выходить на старое стрельбище на северной окраине Бреста, откуда начать марш на рубеж обороны. Там, за железной дорогой между Брестом и Цитаделью, в некоем «форту» находился склад боеприпасов полка.

Нил Карнаушенко, 1-я ср:

«Именно здесь, согласно тактическим учениям, был обозначен сборный пункт, так называемый район сосредоточения. Нас тогда даже ночью тренировали. Поднимали по тревоге, и мы совершали марш-бросок к этому форту. Все должны были в экстремальных условиях знать дорогу к боеприпасам. Однако, когда началась война, никто туда не пришел..».

Осведомленность «сорок четвертого» не уступала «сто двадцать пятому»:

«Что делать по боевой тревоге, каждый из нас знал, так как эти вопросы отрабатывались пунктуально по объёму, времени и месту действия ещё во время учёбы».

План действий по тревоге неоднократно отрабатывался личным составом 455-го стрелкового полка. Воспоминания писаря 8-й роты Али Гайтукаева:

«Как писарь роты, я знал: по первому сигналу боевой тревоги все части должны были немедленно выступить из крепости и собраться в городе, чтобы на положенном месте вести боевые действия».

Сведения же ротных писарей, как правило, не были военной тайной и для бойцов.

14 июня было опубликовано заявление ТАСС. Правительство СССР развеяло слухи о вероятности вооруженного конфликта.

Все-таки - не будет?

Даже в достаточно информированных штабах тревожное настроение со следующего дня (15 июня) стало сменяться более спокойным. А частям и подразделениям успокоиться было просто приказано:

«После четырнадцатого июня, когда передали успокоительное сообщение ТАСС, неприкосновенный запас у нас забрали на склад, сказали, что о нападении немцев и речи быть не может».

Брест отнесся к заявлению не менее внимательно. Еще не на все улицы почтальоны успели доставить газеты, а у магазинов уже стояли огромные очереди. Соль, сахар, мыло, спички.

Но самыми скверными были мысли «восточников» о том, что местные сильно торопятся сбыть советские деньги. Иногда складывается обманчивое впечатление, что «где-то там» все же надеялись, при возможности, попытаться спасти дивизии. Вернее, речь идет о спасении людей. Чем ближе становился «солнцеворот», тем меньше оставалось в Брестской крепости и её окрестностях народу: и «орловцев» с «карельцами», и «зеленых» с «васильковыми». А прежде всего людей в белых халатах и их пациентов. Картина, конечно достаточно противоречивая, прежде всего из-за прибытия в крепость приписного состава, но все же...

 

Продолжение следует ...

 

 

Похожие статьи:

История БрестаДетский сад при сиротском приюте в Брест-Литовске

История БрестаДелегация на месте строительства в Бресте нового корпуса завода Цветотрон

Брестская крепостьЗагадочная скульптура в Брестской крепости

Реальный БрестНа Пограничном острове Брестской крепости экскурсантов напугали лоси

Брест и регионОб использовании кассового оборудования. Срочно и важно!

Поделиться:

Видеоролики по теме

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Свяжитесь с нами по телефонам:

+375 29 7 956 956
+375 29 3 685 685
realbrest@gmail.com

И мы опубликуем Вашу историю.