Реальный Брест

дентикоШкола Май Бэбиkris.byeos.byАйТИ ШАГ

ГлавнаяНовостиБрест и регионУчительница из Бреста решила стать дизайнером. Теперь ей «респектует» Артемий Лебедев

Учительница из Бреста решила стать дизайнером. Теперь ей «респектует» Артемий Лебедев

До жути простая, но не всегда доступная трезвому понимаю информация: чтобы быть востребованным мировыми корпорациями вроде Nestle и котироваться московскими топами, вовсе не обязательно выбираться из Беларуси. Можно даже не покидать родной облцентр.

Анна Редько — дизайнер из Бреста, творчество и течение мысли которой занятно свидетельствовать. Дождь грозится смыть Брест прямиком в Буг. Мы пьем кофе в защищенной части атакованной стихией террасы. Аня показывает свои иллюстрации и вспоминает, как их «тырили» белорусские конторы, живописует следовавшие «фейсбучные» войны, которые удивительным образом заканчивались дружбой, и признается, что все детство думала о переезде в Польшу.

Пушкин, лайтово, уголовная ответственность

— У меня сестра-близняшка. Мы с детства планировали в Польшу переезжать. Родители даже наняли репетитора. Польский выучили очень хорошо. Хотя для брестчан это норма. В итоге Польши не случилось. Я окончила БрГПУ имени А. С. Пушкина, специальность «художник-педагог». Распределение надо было отрабатывать по педагогическому профилю.

Два года этим занималась. Получала примерно полтора миллиона в месяц. 150 рублей, если на нынешние деньги. Понятно, работа не очень напряжная — учить детей рисовать. Но ответственная. Тебя вызывают на всякие педсоветы, почти на каждом из которых начальницы объясняют, что за любую царапину ребенка придется нести чуть ли не уголовную ответственность.

Хотя в целом было лайтово, признается Редько. Два дня в неделю требовалось плотно заниматься детьми. В остальное время Аня изучала компьютер. В универе этого не было.

— Если с умениями художника изучить фотошоп и какие-то векторные редакторы, можно попробовать стать дизайнером. За два года я наработала себе портфолио и закинула его на Behance (это сервис, где можно выставить все свои работы, получить отклик и заиметь рейтинг).

Было лето. Аня проснулась утром и заработала мыслью: «Сейчас заканчивается распределение… Кем же я хочу быть? Что у меня лучше всего получается?» Вспомнила, что на уроках литературы с сестрой вместо того, чтобы писать сочинения, рисовали иллюстрации. Учительница была очарована талантом девочек и разрешала. В общем, решила: «Наверное, я иллюстратор».

Стала гуглить. Кликнула на первую же ссылку. В объявлении ничего не значилось про оклад. Минская компания с брестским офисом. Написала, прикрепила портфолио, дождалась ответного звонка: «Вы свободны?» — «Да». Человек назвал сумму оклада. Раз в десять больше того, что Аня получала преподавателем, — «Ну, ок».

— Я таких денег в жизни не видела. Со страху позвонила парню: «Стремно как-то… Наверное, так не бывает».

Аня поработала месяц. Вроде втянулась. Правда, адаптация в офисе проходила на фоне букетно-конфетного периода с будущим супругом. Девушка могла предпочесть работе свидание — часа на три. Не очень хорошо себя вела и справедливо ожидала, что к ней применят санкции или вовсе уволят. Тем более как раз приехал столичный директор и стал вызывать всех по одному к себе.

— До этого мне как раз выговаривали ребята из офиса, мол, так не пойдет. Хотя я выполняла весь объем. В принципе, быстро работаю. Сделала — поехала за букетами и конфетами. Вернулась — быстро еще что-то сделала. В общем, вот появился минский директор, я пошла к нему в кабинет… и мне повысили зарплату. Прикольно было. Вместо увольнения плюс 300 долларов.

Блажь, Пикассо, «именименя»

Аня проработала в конторе два или три года, а после выиграла конкурс на участие в экспедиции с Артемием Лебедевым.

— Каждая экспедиция — это команда, которая подбирается в зависимости от точки назначения. Мы были сконцентрированы на Москве. В команду вошел москвовед, видеограф, иллюстратор, фотограф, много кто еще и доктор. У Темы очень структурированный мозг. Доктор — его блажь. С ним Лебедев мог все время разговаривать о здоровье. Тем более парень оказался кардиохирургом.

Все участники экспедиции имели аккаунты в еще тогда популярном ЖЖ и брали на себя обязательство постоянно постить туда что-то. Каждый день мы ездили по новым местам, ночевали в новых местах, ели в новых местах и писали про это. Первую ночь провели в хостеле на бывшей фабрике «Красный Октябрь». Главная вывеска там до сих пор сохранена. Тема, кстати, фанат вывесок. Увидел в помещении какую-то большую букву с лампочками, так сразу позвонил другу и попросил, чтобы забрал.

Весь день мы что-то делали, а вечером сочиняли посты, чтобы поутру люди это прочли. Первые две недели я просто ныла. За день ты получаешь огромное количество эмоций. Они не утрамбовываются. Вечера Тема любил проводить в каком-нибудь дорогом ресторане под вино. Причем ему удавалось одновременно и пить, и есть, и болтать, и пост писать. И со сном проблем человек не испытывал. Помню, когда ночевали в хостеле, проснулись от сирены. Громкой-громкой. Оказалось, будильник Лебедева. Все проснулись, а Тема спал дальше.

Так вот, я не могла совладать со всеми впечатлениями. И в процессе четко поняла, что на одну иллюстрацию у меня уходит четыре часа. Я завела этот механизм. Он стал работать.

В качестве своей выгоды от проекта белоруска получила лояльность аудитории.

— Во время экспедиции я нарисовала Лебедева, и он поставил мою картинку себе на аватарку. Охват был очень крутой. За время экспедиции я выработала стиль, в котором мне быстро и удобно рисовать. Помню, вечером все пытались подсесть к Лебедеву и узнать, какого он мнения об их работе. Кого-то Тема критиковал, кого-то корректировал. Подсела и я, стала мяться: «Ну… Ну… Ну, как иллюстрации?» — «За**ок!» — и всё. Больше ничего. Я так понимаю, это высшая похвала.

Аня считает, что Артемий Лебедев — мегамозг.

— Наше белорусское восприятие, я так понимаю, во многом сформировано последними кейсами его студии. Это гомельская бургерная «Джон Федор» и минская булочная «Булочная». Думаю, что с точки зрения профессиональной графики «Джон Федор»…

Логотип не должен быть крутым. Логотип не обязан быть красивым. Главное, что стоит за ним… А покажи мне булочную?

Класс! Был бы у меня какой-то общепит, я бы заказала себе айдентику у Темы, даже если бы он такое говно сделал.

— То есть белорусские кейсы Лебедева — говно?

— Мне не нравится с точки зрения всех существующих правил композиции и моего понимания красоты. Но это личное мнение скромного художника из глубинки, у которого нет своей студии «именименя». Хотя не исключено, что Тема смотрит в далекое будущее, которого нам, смертным, не видно, — смеется Аня. — И это не важно. Важно, что это сделал Лебедев. По «Булочной» не могу ничего сказать. Но какой он дал пиар бургерной, когда стал говорить о ней во «вДуде». Блин, какая мощная реклама без единой копейки вложений! Просто Лебедев уже может позволить себе делать все что хочет. Пикассо тоже сначала работал традиционно. А потом рисовал цветы-цветы-цветы, компоновал их в рыбку и отдавал на продажу. И все забирали. Так что Лебедев просто сделал бесплатный пиар своей личностью белорусским бизнесменам.

Мегабизнесмены, труп, бусечка

После экспедиции Аня год рисовала GameDesign. Параллельно приходили заказы. Денег было много. Времени тратить их было мало. Вернее, вообще не было. Девушка решила уходить с наемной работы.

— Было много картинок для себя. Что с ними можно сделать? Открытки. Самый очевидный вариант. Правда, оказалось, что в Беларуси для легального распространения открыток нужна лицензия издателя. Едешь в Минск, сдаешь платный экзамен, получаешь разрешение. Муж занимался всеми этими делами. В итоге мы торговали открытками легально.

Все это вылилось в бренд одежды «Важный гусь».

— Это типа профанация. Как будто ты себя заявляешь таким крутым, а на самом деле нет, — смеется Аня. — Мы заложили иронию в наш бренд, чтобы ни у кого не было лишних ожиданий.

Так иллюстратор и программист стали мегабизнесменами.

— Возникло много дурацких историй молодой крови. Хотелось дать братьям-белорусам качественный товар и не дико дорогой. Потому мы сильно заморачивались и сами ездили в Киев за сукном. Тащили все обратно на своем горбу в автобус. Десятиметровый моток свернутой ткани походил на труп. Таможенник на границе смотрел на нас, молчал, а потом на выдохе пустил в Беларусь. Так что муж у меня просто бусечка.

Байка стоила до 30 рублей. Вообще ничто. Правда, бизнес быстро свернулся.

— Когда мы только-только организовали бренд, я забеременела. Потом появился ребенок. Мне стало сложно совмещать. Еще мужа повысили на работе. А «Важный гусь» был нашим проектом выходного дня. Нормальные пары в субботу-воскресенье гуляли или телик смотрели, а мы собирались генерировать идеи. Эмоционально проект хорошо выстрелил. Он был близок белорусам. Но тянул на себя слишком много. Теперь мы задружились с ребятами из LSTR. Плодотворно сотрудничаем. «Важный гусь» жив нашими общими усилиями, — смеется Аня.

Шоколадка, юрлица, one love

Брестчанка сконцентрировалась на работе иллюстратора и в итоге добавила в свое портфолио сотрудничество с Nescafe и McDonald’s.

— Такие большие организаторы не работают с ипэшниками. Все контакты идут через агентства. У Nescafe вышла новая шоколадка с кокосом. Ребята делали для нее кампанию. В магазинах по всей Беларуси стояли пункты «Сладкой почты». Проект реализовали ко Дню матери. От меня требовалась иллюстрация для открытки с теплым женским образом. Я сделала девушку, она вся такая в осенних листьях, птичка у нее в руках — как символ ребенка или мечты.

Осень — вообще my love.

Потом на меня вышло московское отделение McDonald’s. Я рисовала новогодний леттеринг для стаканчиков McCafe. Ничего сверхъестественного, но для портфолио круто. Насколько круто по денежкам — вопрос. Все хотят экономить. У меня есть какая-то фиксированная цена, которую я называю всем юрлицам. Физлицам я чаще отказываю, потому что человек вряд ли рассчитывает на такую сумму. За иллюстрацию я стараюсь брать от $350. Согласись, вряд ли человеку, который не видит это бизнесом, не сталкивается с этим каждый день, будет понятен мой ценник.

Мысль такая. Даже посыл. Нужно взращивать людей до понимания простой истины: искусство оплачивается. Digital-искусство тоже оплачивается. Да, это не масляная работа, написанная в одном-единственном экземпляре. Но на нее потрачено нормально времени. Художник должен сам себе создавать ценность. Хлебу создавать ее не надо. Булку идут и покупают. С картиной сложнее. Думаю, 50 процентов населения страны никогда не задумывалось над покупкой предмета искусства. Потому работа художника — это весьма непросто.

Вообще же, корпорации твоя иллюстрация выгодна: она станет тиражировать рисунок. Человеку это невыгодно: слишком большие траты. Хотя бывают случаи, когда я делаю частные заказы забесплатно. Честно, я не почувствовала давления от работы на мировые корпорации. Есть посредник — это проще. В агентстве милые, приятные девушки, они мягко так с тобой работают. Они молодые — вы на одном языке говорите. Когда речь заходит о брестских предприятиях, все сложнее. Топы там в основном люди в возрасте. Люди серьезные. Общаетесь вы напрямую. Не сильно сложнее. Но тональность отличается.

Дядька, китайцы, злобный пост

— С Mark Formelle мы начали очень плохо, но на фоне конфликта подружились. Это крутой пример профессионализма компании. Вначале ребята стырили мою работу. Красные орнаменты на белом фоне. Надо отдать должное — не продавали. Использовали для декора витрин и подарков VIP-клиентам. Пойми правильно, я очень неконфликтная. Мне не нравится спорить и ругаться. Но есть денежная валюта, а есть социальная. Плюс мой принцип про искусство, которое должно оплачиваться. Если в интернете есть картинка, это не значит, что ее можно просто взять и начать использовать в своих целях без разрешения.

Я написала пост в Facebook. Пошла огласка. Позвонила начальник отдела маркетинга, попросила прощения. Сказала, что эсэмэмщик ошибся. Я всегда готова прощать и уверена, что из любой ситуации найдется выход. После этого мы выпустили сумки с моими иллюстрациями, байку, пакеты для VIP-клиентов. В общем, нормально все закончилось. Просто всегда надо относиться к людям с уважением. Да, накосячили, но я стараюсь разбираться в глубине вопроса, узнавать, что стояло за ошибкой.

Минский «Ивкон-Презент» взял ту же иллюстрацию. Ребята сделали упаковку для конфет. Я написала злобный пост.

Было много гневных комментов. Мне даже скинули их телефоны. Но я забегалась по делам и почему-то забыла. Где-то через четыре дня мне позвонил директор предприятия. Я его прогуглила — действительно, директор. Человек принес извинения. Я уже в голове прикидывала сумму морального ущерба и внутренне была готова наказать предприятие рублем, продав иллюстрацию как бы задним числом.

Дядька оказался очень добрым. Мы классно поговорили. Очень уважительно ко мне отнесся. В голове сумма моральной компенсации сразу уменьшилась. Я растаяла. И потом он мне говорит: «Это же вообще не мы! Мы дали задание китайцам. А они нашли этот дизайн. Мы ж не думали даже, что это чье-то». Но я им продала права на временное использование иллюстрации. Все тоже закончилось хорошо.

«Москвич», горисполком, Амстердам

Аня родилась, выросла, выучилась, живет и работает в Бресте.

— Мне Бог дал талант. Я не могу все время на нем наживаться. Надо что-то отдавать. Я чувствую обязательства перед городом, надо посвятить часть таланта чему-то общечеловеческому. Наверное, ужасно пафосно звучит, — улыбается дизайнер.

В итоге Редько нарисовала логотип к 1000-летию Бреста.

— Я давно интересуюсь айдентикой городов. Амстердам тот же — очень крутой пример. У меня постоянно фонило: «Надо что-то сделать для Бреста. Надо-надо-надо». И благослови наш горисполком… Вот серьезно, как бы ни гнали на них, есть там нормальные люди. Абсолютно адекватные, с горящими глазами. Меня даже два года назад попросили позвать городских художников к заместителю мэра. Он перед нами час выступал. Очень горячо говорил: «Вы молодые, инициативные, сделайте что-нибудь! Рассматривайте меня как ресурс, я вам все обеспечу». А горисполкомовец тот — парень моего возраста, может, чуть старше. Прогрессивный, образованный человек.

Не все брестчане рождаются с картой поляка или хотя бы многолетним «шенгеном». Пусть в детстве Аня была уверена, что не останется в РБ, теперь чувствует себя очень гармонично.

— Мы все детство ездили в туристические и прочие поездки. Мне думалось, что вот там, за границей, точно намного круче, чем у нас. Наверное, во мне что-то поменялось после замужества. Супруг привил мне правильные идеи. Честно, я не особо задумываюсь о локальном патриотизме. Да, когда люди начинают концентрировать внимание, какие-то мысли возникают. Но вообще это очень натурально для меня. В Беларуси вовсе не обязательно ехать в Минск, чтобы быть счастливым и успешным. Тем более мы говорим о Бресте. Здесь о Минске мало кто думает. Варшава недалеко.

Вот мы с сестрой хотим доделать начатый ею проект «Город в лицах». Это проект о людях, рожденных по большей части во времена Брест-Литовска.

 

Например, Яков Громмер — ученый-математик, который ассистировал Эйнштейну во время разработки теории относительности, Ефим Мастбаум — автор первых четырех форм «Москвича», Ежи Липман — кинооператор, Ауэрбах Леви — художник, Фрид Айседор — композитор. Их не все знают, но это наша гордость. Мы актуализируем память, а она создает ценность.

 

Автор: Никита Мелкозеров, фото: Александр Ружечка, onliner.by

 

 

Похожие статьи:

БеларусьМинистр труда о повышении пенсионного возраста: "Для мужчины 60 лет — это не возраст"

Брест и регионС видом на реку и город. Репортаж со стройки 18-этажного дома на Богданчука

Брест и регионЭксперты о пробах земли возле аккумуляторного завода «БИТ-Сплав»: «Это зона экологического бедствия. Людей надо отселять»

Брест и регионБелорусский шинок на берегу Мухавца встречал гостей на «Празднике солода и хмеля»

Дороги и чудакиНа трассе М1 автомобиль службы доставки совершил столкновение с ГАЗелью дорожников

Поделиться:
Комментарии (4)
Albert Pashko # 26 августа 2018 в 14:24
+6 + -
+6 / 0
Умница! За зарплату учителя не проживешь.
Анатолий # 26 августа 2018 в 19:16
+4 + -
+4 / 0
"А горисполкомовец тот — парень моего возраста, может, чуть старше. Прогрессивный, образованный человек."
А просто написать и.о. что бы жители города знали авторитетное мнение о конкретном служивом человеке. Или он имени еще не заслужил?
Денис Марук # 26 августа 2018 в 20:36
+3 + -
+3 / 0
Физлицам я чаще отказываю, потому что человек вряд ли рассчитывает на такую сумму
Хотя бывают случаи, когда я делаю частные заказы забесплатно
подтверждаю .. для нас сделала бесплатно сей логотип
Денис Марук # 26 августа 2018 в 20:53
+4 + -
+4 / 0
А горисполкомовец тот — парень моего возраста, может, чуть старше
про Алексея что ли речь идет или Сергея?
отключен Javascript

Онлайн радио


Свяжитесь с нами по телефонам:

+375 29 7 956 956
+375 29 3 685 685
realbrest@gmail.com

И мы опубликуем Вашу историю.