Реальный Брест

дентикоШкола Май Бэбиkris.byeos.byАйТИ ШАГ

ГлавнаяНовостиБрест и регионУ брестчанки отобрали ребенка за антисанитарию

У брестчанки отобрали ребенка за антисанитарию

Чтобы отобрать ребенка у родителей, нужны очень веские основания. Поэтому милиция и педагоги порой годами нянчатся с неблагополучными семьями, лишь бы не применять эту крайнюю, весьма болезненную меру.

Пытаются перевоспитать, образумить... А тут вдруг читательница из Бреста, 51–летняя Светлана Костючук, сообщает редакции «СБ» просто какие–то невероятные вещи: «Я не алкоголик, не наркоманка, на учете в психдиспансере никогда не состояла. Сын Саша ходил в библиотеку, участвовал в олимпиадах по многим предметам, не создавал проблем с законом. А 10 апреля 2015 года комиссия по делам несовершеннолетних проникла в квартиру, выломав дверь!» В тот же вечер 14–летний Саша уже ночевал в приюте. С тех пор Светлана ищет ответ на вопрос: «Что такого я совершила, чтобы теперь так мучиться?»

СШ № 13 Бреста. Здесь учился Саша.

Подробности истории, описанной Костючук на шести листах мелким почерком, порой кажутся абсурдными. Мол, претензии комиссии состояли всего из двух пунктов: мама официально не работала и в квартире не был сделан ремонт. «На счету у меня было 1.500 долларов, а дома лежали еще 700... Но мне сказали, что этих средств для существования недостаточно. Отметили, что продукты питания отсутствуют, когда в холодильнике лежал килограмм сосисок, полкило ветчины, пельмени, сыр, масло, молоко, овощи, имелись 4 вида круп, хлеб, батон... Но было указано, что не сварен суп! — пишет Светлана, утверждая, что пусть неофициальная, но была и работа — в теплице у частника. — И если раньше я жила как нормальный человек, а у сына всегда имелись карманные деньги, то сейчас у меня нет денег даже на талончик, чтобы доехать на теперь уже официальную работу, которую мне навязали. А откуда им быть, если размер алиментов, которые я должна возмещать государству за содержание Саши, больше, чем зарплата уборщицы? Мне остается лишь 50 рублей...»

Так какие основания имелись у комиссии по делам несовершеннолетних, чтобы два года назад нанести визит Светлане Костючук в столь необычной манере? Я решила сама побывать у нее. Ведь официальная работа у Светланы Петровны уже есть — как обязанное лицо она трудится в Брестской городской больнице скорой помощи. И если в порядке ее квартира, как заверяла в письме читательница, то что мешает матери и сыну снова быть вместе?

Светлана дальше порога не пустила...

...Светлана внимательно изучила мое журналистское удостоверение. И даже показалось, что не хочется ей со мной никуда ехать... Всю дорогу Костючук рассуждала о несправедливом к ней отношении, о том, что теперь ее вынуждены кормить родственники и как все вокруг советуют ей «идти до победного конца»...

— Я знаю семью, у которой удобства на улице и отопление печное. И ребенка при этом не забирают! А у меня в квартире все цивилизованно. Но сына отняли!

Вскоре я поняла, что Светлана водит меня по Бресту какими–то кругами. Потом минут 40 мы «мариновались» под каким–то подъездом, и в итоге выяснилось, что это не ее... А когда оставалось лишь повернуть ключ в двери собственной квартиры, решимость «идти до победного конца» у моей героини куда–то улетучилась:

— Все! Не могу... Поезжайте обратно! Не пущу я вас в квартиру! Неубрано у меня там. И пахнет слегка... Туалет не работает. И света нет... В общем, нечего вам там делать.

— А сыну, вы полагаете, там жить можно?

— Ну... Выходит, что и сыну нельзя.

Что ж, вопрос справедливости, похоже, разрешился сам собой. Однако почему сбережения, на которые Светлана Петровна ссылалась в письме, не помогли решить бытовые проблемы?

— Да, я получила хорошее наследство. Но все вложила в дачный домик... И вообще, это мои деньги — куда хочу, туда и трачу!

— Но разве сын не важнее?

— Ой, пишите уже что хотите! Я–то думала, что вы мне уменьшить алименты поможете. А раз нет....

На этом мы и попрощались. И не знаю, как Светлана, а я ответы на поставленные ею вопросы нашла...

Кстати

У 15–летнего Саши есть и папа. Он, по словам Светланы, никогда не проявлял к сыну ни малейшего интереса и почти его не видел, предъявив суду медицинскую справку с диагнозом, которая освободила его от всех отцовских обязанностей. Как позже мне стало известно, 79–летний Николай Анисимович, назовем его так, мужем Светлане никогда не был. Просто случилась легкая интрижка. У него совсем другая официальная семья. Но как человек порядочный он установил отцовство и иногда давал пареньку деньги...

Комментарий

Директор средней школы № 13 Бреста имени В.И.Хована Анна Волынец даже спустя два года с содроганием вспоминает тот день, когда в составе комиссии по делам несовершеннолетних переступила порог квартиры своего ученика:

— Только благодаря помощи прокуратуры нам это удалось. Прежде педагоги могли лишь из–за двери пообщаться с Сашей. Светлана Петровна, ссылаясь на якобы ремонт, дверь никому категорически не открывала. А Саша отвечал, что у них с мамой все очень хорошо. Поводом для немедленных действий послужили фотографии квартиры, сделанные соседкой Светланы Петровны... Не знаю, как и какими словами передать то, что мы увидели. Конечно, хорошо изучив фото, комиссия морально приготовилась, но все равно, преодолев груду хлама, которым Светлана Петровна забаррикадировала вход, на какие–то мгновения мы просто лишились дара речи. Потом стали переглядываться, не понимая, что за странный шелест вокруг — словно в квартире вдруг пошел дождь... А это были тараканы! Полчища тараканов носились по пакетам с мусором, по тому, что когда–то называлось обоями... Да везде! Я не могу сказать, из чего там был пол... Он был из грязи. Вместо некоторых стекол на окнах висел полиэтилен. И посреди этого годами спал и жил ребенок! Рядом с тазами и другими емкостями, служившими уборной, рядом с хламом, явно принесенным с помоек, с кошками... Дышать было трудно даже через шарф, глаза невольно слезились, а голова просто шла кругом.

Помню, как Светлана Петровна громко возмущалась, а Саша смотрел на нас с изумлением, видимо, размышлял, почему педагоги вдруг вломились в его дом. Не понимал, потому что по–другому просто не жил. К слову, Саша в школе очень любил философствовать по любому поводу, неплохо учился и имел покладистый характер. Уверена, что у него было бы много друзей, если бы не запах, который он приносил из дома в школу и который так отталкивал окружающих. Пареньку приходилось в буквальном смысле покупать расположение одноклассников, угощая чипсами и сладостями...

В остальном Костючук ничем не отличалась от других ответственных мам: посещала все родительские собрания, вовремя оплачивала питание, обеспечивала ребенка приличной одеждой, школьными принадлежностями. Я, кстати, спросила у Саши, почему он сам не навел дома порядок. А в ответ услышала, что, дескать, раз это мамина квартира, то пусть она и убирает... Когда Саша стал жить в приюте, это был уже совсем другой ребенок. Мы искренне им любовались. И было очень приятно, когда он сам пришел ко мне попрощаться перед отъездом в Кобринскую детскую деревню. Сказал: «Спасибо вам за все»...

Компетентно

Специалист по охране детства отдела образования Ленинского района Бреста Ирина Шилович:

— Трудно даже вообразить, чем бы могла обернуться для ребенка домашняя антисанитария таких немыслимых масштабов. Сразу после отобрания медицинское обследование выявило проблемы с желудочно–кишечным трактом. Уже в приюте Сашу научили элементарным приемам гигиены. Он сам рассказывал, что мама запрещала мыться, объясняя, что так якобы можно смыть благоприятную ауру. А еще, по его словам, мама запрещала гулять с детьми на улице. Это подтвердили и ребята, с которыми Саша жил в одном дворе, — они видели, как он сидел и дышал в открытую форточку с шапкой на голове. Это называлось прогулкой... Неоднократно Светлану Петровну направляли на врачебно–консультационную комиссию. Но она категорически отказывается, утверждая, что абсолютно здорова. В остальном поведение Костючук не вызывает никаких нареканий: не пьет, не курит, не ведет разгульный образ жизни... Основная проблема — это ее квартира: получается, что ребенок жил на помойке. Нет, даже хуже... К слову, жилье это приватизированное и досталось Костючук от матери. Так вот, Светлана Петровна его чуть было не потеряла, потому что вовремя не вступила в наследство. Нам всем пришлось очень постараться, конечно, ради Саши, чтобы ей тут помочь. Задолженность по алиментам за содержание сына Александра, который сейчас воспитывается в детском доме семейного типа в Кобринской детской деревне, на 1 апреля составляла 1.965 рублей 34 копейки.

Прямая речь

Старшая медсестра Брестской городской больницы скорой помощи Елена Корогода:

— Рабочий день у Светланы Петровны сейчас с 8.00 до 16.00. Ее задача — содержать в чистоте служебную лестницу. Оклад — 210 рублей. К сожалению, не могу сказать, что все гладко. Во–первых, нередко случаются значительные опоздания. Но когда начинаешь выяснять, создается ощущение, что у нее элементарно нет часов. Да и с чувством ответственности, думаю, тоже проблемы. Ведь состояние лестницы даже после уборки иногда оставляет желать лучшего — и это во–вторых. Впрочем, персонал молча старается ей помочь, устраняя все недостатки коллеги, потому что уж очень Светлана Петровна ранимая. В–третьих, Костючук упрямо не желает менять рабочий халат, хотя чистый ей предоставляется каждое утро. Приходится заставлять. Вообще, люди ее жалеют. Неоднократно предлагали в дар одежду из гуманитарной помощи. Но Светлана Петровна отказывается.

 

Марина Зубович

sb.by

 

 

Похожие статьи:

Брест и регионВ Брестском районе в помещении насосной станции умер мужчина

Брест и регионУчащаяся медколледжа накупила товаров с Aliexpress с карточки подруги-повара

Брест и регионСамый крупный в стране строительный гипермаркет откроется в Бресте

Брест и регионБрест продолжает готовиться к фестивалю цветов

Брест и регионКирха, кино, фирма… Какая судьба ждет оригинальный памятник архитектуры Бреста?

Поделиться:
Комментарии (2)
Рома # 13 мая 2017 в 17:57
+1 + -
+1 / 0
аааааааааа, мммммммммммм, ээээээээээээ........................
Наталья Петрушкевич # 13 мая 2017 в 18:15
0 + -
0
Прям Федорино горе... x-wow
отключен Javascript

Онлайн радио


Свяжитесь с нами по телефонам:

+375 29 7 956 956
+375 29 3 685 685
realbrest@gmail.com

И мы опубликуем Вашу историю.