Реальный Брест

дентикоБрестское пивоkris.byБРЕСТСКИЙ ОБЛАСТНОЙ КОЖНО-ВЕНЕРОЛОГИЧЕСКИЙ ДИСПАНСЕРЦентр детского развития

ГлавнаяНовостиБрест и регионПервый вегетарианец на деревне. Как парень уехал в отчий дом в глубинке, чтобы спасать животных

Первый вегетарианец на деревне. Как парень уехал в отчий дом в глубинке, чтобы спасать животных

Найти человека, которому в Беларуси и на минималку жить хорошо, не сложно.

Садитесь в машину, едете по М1 до Кобрина, там сворачиваете на «старую олимпийку», проезжаете Остромичи и держите курс на север. Минуете Еремичи, Гориздричи и заезжаете в Стрии. На перекрестке поворачиваете налево и едете все время прямо. Слева и справа увидите заброшенные хатки, а вдали — зеленый домишко. Там в отчем доме живет Сергей Юцык. 32-летний сельский вегетарианец работает сторожем, живет на то, что вырастил в огороде, берет к себе на передержку выброшенных на улицу собак и котов, а в будущем хочет построить большой приют для всех животных. «Здесь я счастлив, что бы я ни делал. Где ни путешествовал, всегда сюда тянет. Как магнитом. День где-то побуду — и сюда вернуться хочется», — говорит Сергей.

С небольшим, но гордым местным населением деревни Стрии Сергей контрастирует так же резко, как и его ухоженный дом — с соседскими «заброшками»: длинные волосы, борода, серьги в ушах, татуировки — и светится, как человек, недавно обретший дзен.

— Здесь никто не живет, — показывает Сергей на дома слева, затем машет рукой вправо. — Здесь тоже никого. Есть один дом, там полубомж живет местный. Без света… Отсюда все поуезжали. Остались только пенсионеры, маргиналы и цыгане.

По двору Сергея бегают четыре собаки. Все — представители дворово-овчарочной помеси с разной степенью выраженности признаков благородных кровей. Самый активный из них — Лютый. Молодой, крепкий, опасный. В присутствии незнакомца все они лают, прыгают на забор, затем отбегают в другую часть изгороди, скалятся и все повторяют снова и снова. В «живой» деревне по собачьему сарафанному радио их лай передавался бы от собаки к собаке, от двора к двору. Минута — и гудело бы все село. В Стриях четырех псов Сергея поддержать некому.

— Столько ж…п порвал! — рассказывает Сергей про Лютого, который, мягко говоря, не любит незнакомцев, — Заходят сюда булдосы-герои… Знают же, что на дворе собаки… Нет, все равно лезут.

Сергей загоняет собак в вольер и приглашает в дом. В прихожей пол заставлен закатками: варенье, огурцы, помидоры, грибы.

— Грибов в этом году было валом. Я их и закатывал, и сушил, и «впуливал» всем, кому можно.

Проходим в кухню. В центре дома — большая русская печь, рядом стол, заставленный блюдами: маринованные огурцы, помидоры, грибы.

— Бери накладывай себе, — приглашает Сергей и приносит с печи сковороду с жареной картошкой с луком. — У меня все на печи. Я сам еще не ел. Проснулся поздно — работал в ночь.

«Почему люди боятся деревни?»

Сергей родился в Стрии. В шесть лет он с семьей уехал в городской поселок Еремичи. Там жил, закончил школу и переехал в Брест, учится в торговом колледже. После учебы много ездил по стройкам на заработки, но периодически приезжал в Стрии, где жили бабушка с дедушкой.

— Я тут постоянно летом бывал. Бабушка с дедушкой приглашали. Потом уже углубился во все это, деда тогда уже не было, бабушка сама жила. На последнем году жизни она сказала: «Забирай себе дом». Я рад. Честно, я этого хотел. Три года уже живу.

Первой собакой Сергея стала Герда. Он ее купил 11 лет назад на рынке. Думал, что покупает чистокровную немецкую овчарку. Оказалось, не совсем. Но именно она стала поводом для отказа от мяса. В 21 год Сергей в очередной раз поехал с родителями колоть свинью. Раньше, говорит, как-то не задумывался, а после появлении Герды новыми глазами взглянул на деревенскую традицию.

— А чем они отличаются — свинья и собака? Почему собака для нас друг, а свинья — мясо?! Тогда я мясо не стал есть. Родители подумали, что дурость какая-то: «Напридумывал себе». Месяца два не ел мясо, но потом опять начал. Через полгода я опять отказался. Интернет появился, начал читать. До этого не знал даже о таком понятии, как вегетарианство.

Вегетарианство Сергей практикует 11 лет. На заре своего гастрономического эксперимента мог иногда съесть рыбу или суп с мясом, но постепенно и от этого отказался. Год даже побыл веганом, но женитьба вернула неофита в лоно старых продуктовых предпочтений.

— Это было какое-то недоразумение… Весь этот процесс: женитьба и все остальное. Она приехала, мадам эта, и говорит: «Я вегетарианка». Я уже серьезно подсел на веганство, прекрасно себя чувствовал, нашел продукты. Она — вегетарианка, употребляет молоко. Готовила хорошо, но я же «молочку» не ел. Она обижалась: «Все, значит я не буду ничего готовить». Чтобы человека не обижать, пошел на поводу: молоко, потом яйца. На этом мое веганство закончилось. Мы через год разлетелись, а я не стал ничего менять.

После переезда в Стрии с вегетарианской пищей стало немного сложнее. Все-таки единственный магазин в деревне — это автолавка, которая приезжает по расписанию.

— Я с первого года здесь начал выращивать картошку. Потом деревья посадил. Где-то недосмотрел, что-то заросло, что-то закосячил, не сохранил. Первый и второй год много потерь было. А в этом уже все в порядке. Уже знаю, что, где и когда сажать — мать подсказывала, да и я сам деревенский и все это видел. В этом году по продуктам вообще сказка. Все сохранилось. В магазин хожу только хлеб купить, сахар, соль. Я тебе скажу, что абсолютно ничего сложного нет. Почему люди боятся деревни? Потому, что тут надо постоянно пахать. Поэтому отсюда и уезжают. Хочется городской жизни: пришел, сел, включил телевизор. На земле такое не прокатит. У меня тут 60 соток. Надо косить, рубить дрова. Не будешь — зарастешь, замерзнешь. В деревне, если есть мозги, жить легко. Я сейчас заканчиваю баню, поставил бойлер для горячей воды, скважину пробил.

До официального трудоустройства сторожем Сергей полтора года жил без постоянной работы — ставил эксперимент.

— Мне интересно было посмотреть возможно ли это. Возможно. Продукты были все свои, где-то запасы. На хлеб заработать даже в деревне легко — пошел бабке дрова порубил и вот тебе пару рублей. У меня в месяц с коммуналкой, электричеством, мобильником, интернетом и едой для собак уходило 100 рублей. Бывало чуть меньше. Тогда я начал понимать сколько лишнего было, сколько денег улетало в никуда. Сейчас у меня есть 5 рублей и они распределены: три раза на работу съездить, купить хлеб. Эти 5 рублей для меня очень важны. Я не могу их выбросить на те же чипсы, например. Или одежда. Сейчас, если порвалось, я лучше подошью и буду дальше ходить. Раньше собирал эти кучи одежды просто потому, что хотелось нового.

Семья отшельнический образ жизни Сергея приняла. Только отец все еще к выбору сына относится скептически.

— У меня отец сторонник прошлых идеи и взглядов. Он не очень признает вообще мой образ жизни: «Что ты там сидишь в этой деревне с этой кучей собак? Зачем тебе это надо?». А меня всегда сюда тянуло. Здесь классно. Здесь можно что-то создавать, в земле ковыряться и видеть результат своего труда. Лес рядом. Суета городская меня утомляет. Я в Брест, Минск приезжаю, у меня башка трещит. Мне тяжело. Не представляю, как можно жить в этих коробочках…

«Не хочется даже задумываться: а вдруг не прокатит»

Сейчас у Сергея живут 6 собак и один кот Рыська. Четыре собаки: Герда, Мартин, Лютыйи Марта — его, еще две на передержке. В прошлом месяце Сергей пристроил семерых псов. Новых хозяев выбирает тщательно, старается отдавать питомцев только к проверенным людям.

В будущем на участке, где раньше стоял дом деда, Сергей хочет построить большой частный приют для всех животных: собак, котов, коз, коров, свиней, птиц от которых по тем или иным причинам отказались хозяева.

— Цель — найти искалеченное, нуждающееся животное. Вылечить его, дать возможность прожить и найти новых хозяев, либо дать умереть своей смертью. А не так, как свиньи в хозяйствах: полтора-два года и под нож. Я ничего нового не выдумал. Такие приюты есть в других странах. (…) Не надо будет никакого отлова. Позвонили, я приехал, забрал к себе в приют.

Пока приют для животных находится в стадии оформления документов. У Сергея уже есть план будущего «ковчега». Чертеж нарисован карандашом на двух тетрадных страницах в клетку. На нем под линейку вычерчены прямоугольные вольеры для собак с огороженной территорией для выгула, домики для котов, птиц, стойла для крупного рогатого скота, лошадей, сарай для свиней. Для них — отдельная зона выгула.

Также на территории планируется поставить помещение для ветеринара, изоляторы для больных животных.

— Цель — не собрать тут всех, а спасти, чтобы дать лучшие условия для жизни. Если найдется человек, который захочет забрать и приютить того же коня, никаких вопросов .

Проект финансово затратный, но Сергей уверен, что рано или поздно приют в Стрии появится и будет работать на благотворительные средства.

— А если никто не будет помогать, что будешь делать? Свернешься?

— Нет. Сам буду строить. Я в любом случае начну его строить. Мне честно, не хочется даже задумываться: а вдруг не прокатит. Прокатит! Я просто уверен, что все получится.

 

Станислав Коршунов / TUT.BY

 

 

Похожие статьи:

Брест и регионВ Брестском питомнике собака получает почти килограмм корма в день

Брест и регионВ Бресте объявлен конкурс проектов детальной планировки исторической части города

Брест и регионУчебно-методический сбор по практической стрельбе с сотрудниками УВД Брестского облисполкома

Брест и регионНа краудфандинговой площадке УЛЕЙ запущен интересный проект по сбору средств на издание книги Сарычева

Брест и регионВ Бресте в больнице умер спасенный подростками 28-летний парень

Поделиться:
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

отключен Javascript

Онлайн радио


Свяжитесь с нами по телефонам:

+375 29 7 956 956
+375 29 3 685 685
realbrest@gmail.com

И мы опубликуем Вашу историю.