a-brest.by домаМойка на СпокойнойДентикоШкола Май БэбиГинекологическое отделение

ГлавнаяНовостиБрест и регионДоллару осталось чуть-чуть, чтобы побить исторический рекорд. Что происходит?

Доллару осталось чуть-чуть, чтобы побить исторический рекорд. Что происходит?

11 февраля 2020 - Сергей Романюк

Последнее время доллар растет как на дрожжах. Сегодня торги закончились плюсом в 0,77 копейки. Финишная цена по Нацбанку — 2,1924 рубля.

До официального исторического рекорда в 2,2069 рубля, который был установлен 2 ноября 2016 года, осталось 1,45 копейки. Если темпы роста сохранятся, то новый рекорд мы сможем увидеть на днях. Из-за чего растет американская валюта, разбираемся с экономистом.

Если проанализировать график цен на нефть, можно заметить, что ценник на Brent начал падать с 6 января. Падение ускорилось с 20 января, когда началась паника по поводу коронавируса. Связаны ли как-то эти события с падением белорусского рубля?

— Пока, к счастью, коронавирус не влияет на стоимость белорусского рубля, — говорит старший аналитик «Альпари» Вадим Иосуб. — На самом деле, здесь я бы выделил два отдельных фактора. Это снижение белорусского рубля и рост самого доллара. Снижение белорусского рубля мы видим в росте стоимости валютной корзины. Рост не очень большой: порядка 2% с начала года. Вроде бы это не много, тем не менее, скорее всего, начинает постепенно сказываться уменьшение валютной выручки от экспорта нефтепродуктов. То есть выручки меньше, предложение на рынке меньше — белорусский рубль постепенно снижается. На это еще накладывается рост самого доллара к другим мировым валютам.

— Пара «евро — доллар» в начале года находилась в районе 1,09, растет доллар и к российскому рублю. Что это означает? При том, что белорусский рубль в целом ослабевает ко всем иностранным валютам, курс доллара растет значительно быстрее остальных — и евро, и российского рубля.

Что касается отсутствия сочинской договоренности о льготной цене на нефть, тут, по словам аналитика, не все так страшно.

— Вчера Дмитрий Крутой давал дополнительное разъяснение по этому поводу, — объясняет Иосуб. — Стало понятно, что договориться не успели, но будут договариваться дальше. И теперь это вопрос не договоренности между президентами или между правительствами. Разговаривать будут о конкретных условиях поставки, в том числе о премии за нефть, с конкретными поставщиками нефти. Там еще есть умеренный позитив. Если раньше мы имели дело только с крупными российскими компаниями (там было только пять компаний — «Роснефть», «Лукойл», «Газпромнефть», «Татнефть» и «Башнефть»), то сейчас можно будет вести переговоры с различными мелкими и средними компаниями.

Раньше их в России просто не пускали в трубу «Транснефти» для поставок нефти в Беларусь. Сейчас договорились, что ограничения будут сняты. Поэтому разговаривать в России можно со всеми. Может быть, это ускорит достижение договоренности о поставках нефти и теоретически расширит конкуренцию среди поставщиков нефти. Возможно, это приведет к снижению премий поставщиков, а значит, и снижению цен. Но на данный момент этих договоренностей нет, конкретные цены не очень понятны. По крайней мере, в части величины премии. Понятно, что будет мировая цена минус экспортная пошлина и плюс какая-то премия.

Именно по исключению этой премии из цены Лукашенко и Путин договаривались последние два месяца, но так и не смогли этого сделать. На последних переговорах они пришли к тому, что это не тема разговоров для президентов. Об этом нужно говорить с конкретными поставщиками. Когда будет нефть, сколько ее будет, непонятно.

Что касается «мировых цен», это более-менее понятно. Можно посмотреть графики цен Brent и российской Urals, — говорит Иосуб. — Из мировой цены вычитается экспортная пошлина, которую Беларусь пока не платит. Сейчас она порядка 17% от цены. То есть мы пока платим, по данным «Белнефтехима», порядка 83% от мировой цены. Эта пошлина постепенно будет снижаться, и к 2024 году ее не будет совсем.

Дальше все крутится вокруг премии. Озвучивалась цифра $10 за тонну. Это приблизительно $1,2—1,3 за баррель. И вот вопрос с премиями — предмет дальнейших переговоров. Но эти премии занимают около 2% от мировой цены нефти. В принципе, это не сильно критично, и, наверное, уже лучше быстрее договориться и брать нефть с премией, чем торговаться за эти 2%.

 

Автор: Настасья Занько, onliner.by

 

 

Похожие статьи:

Брест и регионВ Бресте огласили приговор охотникам, которые «шли» на зайца, а застрелили зубра

Брест и регионМузыкальный хит-парад: что слушали белорусы этим летом

Брест и регионСистема электронного мониторинга таможенного транзита внедряется в Беларуси

Дороги и чудаки«Было очень много людей, много машин». Что известно о крупной аварии на ночных гонках в Бресте

Брест и регионВ Бресте зажгли первую новогоднюю елку

Поделиться:
Комментарии (2)
Иван Сидоров # 11 февраля 2020 в 21:32
+21 + -
+22 / -1

Ая-яй, такие новости знаете что провоцируют среди белорусов? Панику. Сейчас все ломануться в обменник закупать доллар 14

ИгорьХ # 12 февраля 2020 в 08:05
+15 + -
+16 / -1

Ну-да, нуда, а когда гречка подорожала, тогда тоже на нее все списали. Спрашивается на кой нам нужно такое министерство финансов, которое не знает что делать для удержания стабильности?
Это-же не два-три человека работают, целая структура "дармоедов".

Свяжитесь с нами по телефонам:

+375 29 7 956 956
+375 29 3 685 685
realbrest@gmail.com

И мы опубликуем Вашу историю.