a-brest.by квартирыДентикоМахновича, 37Рекламодателямa-brest.by дома

ГлавнаяНовостиБрест и регион“Если жить без надежды, то лучше сразу помереть”. Бездомным в Бресте нужна ночлежка

“Если жить без надежды, то лучше сразу помереть”. Бездомным в Бресте нужна ночлежка

Во время обеда для бездомных, который организуют волонтёры, Natatnik побеседовал с несколькими людьми. Этим материалом мы завершаем серию публикаций о брестчанах, которые кормят бездомных, и о тех, кому эта помощь спасает жизнь.

“Помощь оказывают не богатые люди, а бедные. Вы не смотрите, что бездомные внешне грязные и опухшие, внутри каждый из них любит жизнь и надеется на чудо. Попрошайничают и пьют от ненужности обществу, от горя и спасаются от того, чтобы не сойти с ума”.

Бездомные чувства

Женщина кормит с ложки мужчину. Журналиста оба встречают с улыбкой. Знакомимся, но просят имён не публиковать.

Бездомные

Первой рассказывает женщина:

– Если работы на бирже или приработка нету, то прихожу сюда. Ночую дома. У меня квартира в частном доме на две половины, с печкой и электричеством. Сестра помогает платить за свет. За воду платить не надо: колодец во дворе. Дрова на всю зиму я закупила ещё летом. Окончила торговое училище, по специальности продавец. Трудовой стаж 23 года. На бирже труда получаю 200 рублей, а работу уже давно не предлагают. Молодых девочек берут, не таких, как я.

– Красиво мы живём, – вступает в разговор мужчина. – У меня нет ничего… Мне не платят, хоть я и стою на бирже труда. Родственников у меня пол города, но они давно забыли обо мне. По профессии я каменщик-монтажник. Трудовой стаж больше тридцати лет. Родился в Бресте, долго жил и работал в Сибири. Там и дом был, и работа. Брат позвал, я всё продал и переехал в Брест. Пока деньги были, жил у родственников, потом оказался им не нужен. С 1990 года бездомный. Как вы видите, я не один такой. В Бресте очень много тех, кто нищенствует. Дошло до того, что дети рвут с полей кукурузу и продают за копеечки на рынке, чтобы к школе собраться. Про это вам никто не расскажет, а мы это видим.

Читайте также:
Часть 1. “Они ждут каждый день”. Интервью с волонтёром Игорем
Часть 2. Очередь за миской еды. Как брестчане кормят бездомных

К нам подходят другие бездомные и включаются в разговор. Каждый старается что-то рассказать. Из их рассказов складывается общая картина жизни бездомных Бреста.

Ждут, когда построят приют. Но надежд мало. Горячий обед только в этом месте и единственный раз в сутки. А дальше – как придётся. Многие попрошайничают. Кто-то совсем один, кого-то родственники к себе не зовут. А кто-то живёт со старенькой матерью, пенсии только на коммуналку и хватает. С весны до осени ищут, где подработать, а зимой это место единственная надежда на пропитание.

– Если жить без надежды, то лучше сразу помереть. Какая надежда? Верю, подвернутся хорошие люди и всё изменится. Всё будет хорошо. И в Бога вера остаётся. Ну и на себя надежда. «Пока руки есть, ноги ходят – на хлеб насущный заработаю», – говорит один из бездомных. – Это сейчас нет работы. Дальше она обязательно появится. Я ж всё могу: огород перекопать, деревья обрезать, кладку положить. Я от работы не отказываюсь.”

Доктор, у которого задета честь офицера

Когда приезжает Игорь с едой, один из бездомных принимает особенно активное участие в помощи волонтёрам.

Это Виктор, но здесь все его называют “Доктор”. Виктор окончил медицинский институт и военно-медицинскую академию. Семь лет отслужил в подводном флоте, капитан второго ранга в отставке. После службы работал в Бресте судмедэкспертом и в одном из медучреждений города.  В силу своей профессии Доктор ставит диагнозы бездомным, объясняет волонтёрам, какие нужны лекарства, даже уколы делает.

Виктор оказался на улице из-за семейной драмы. “Была задета честь офицера…”, – кратко объясняет он. У Доктора в Бресте живут дочери, внучка и родная сестра. Младшая дочь ходит во второй класс.

– Дочери говорят, чтобы я возвращался. Но я не могу… Дело принципа. К сестре я тоже не поеду жить, не хочу быть обузой. Ведь я инвалид второй группы, – делится он.

В планах у Виктора поехать в монастырь в центр реабилитации:

– К монашеству я ещё не готов. Хочу просто там пожить и поработать. Я бы давно уехал. Но меня не пускает ответственность перед этими людьми. Я им нужен. Я реально им помогаю как врач. Держат они меня”.

Как и все бездомные Бреста, Виктор мечтает о ночлежке:

– Если в Бресте организуют ночлежку для бездомных, готов на безвозмездной основе оказывать помощь. В ночлежке медик должен быть. Бездомных нужно осматривать на чесотку, педикулёз, ОРЗ, ОРВИ, обморожения.

Ночуют бездомные на вокзалах, или как Виктор в заброшенных домах. От безысходности многие пьют.

– Вы не смотрите, что бездомные внешне грязные и опухшие, внутри каждый из них любит жизнь и надеется на чудо…

К нашему разговору с Виктором подключается женщина.

Монолог бабы Оли

– Он очень хороший человек. Все говорят: доктор, доктор. Думаю, кто такой? Потом и я с ним познакомилась. Он так людям помогает! У кого какая беда – все к нему за советом. Мы все тут помогаем друг другу. Иначе пропадём.

Я так, Витя, поняла. Что те, кто богато живёт, не поможет таким, как мы. А вот простые люди помогут. Я вижу, что у нас половина людей живут в бедности. Я по деревням хожу и вижу эту бедность. Всю жизнь с бедой я иду.

Баба Оля

Во времена СССР была передовой дояркой в своём колхозе. Меня и грамотами награждали, и в Киев, и в Чехословакию ездила за свой труд. У меня всегда было большое хозяйство: куры, шестеро свиней, две коровы. Колхоз за мою работу и дом построил. Но “облом” пошёл один за другим…

Первый муж умер от туберкулёза, второго убили. Осталась одна с тремя детками на руках. Батьку похоронила. Сестра приехала ко мне из Саратова её убили в Кобрине, а сына её повесили. Хоронила их я за свой счёт…

Мой сын сейчас на операции. На лекарства денег нет. Я не могу… (плачет)

У дочки судьба не легче, женилась на алкоголике. Так он её ещё и избивает, она не может дать отпор. Рассёк ей голову, пришлось зашивать. Вижу, от такой жизни и она начала выпивать.

Посреди этой зимы приехали и отключили мне в доме газ. Сказали: заменить газовый котёл отопления и плиту. Вы видели сколько стоит котёл, газплита? Где мне взять такие деньги? Вот и иду, у людей прошу. Приезжаю сюда просить милостыню, когда уже совсем деваться некуда.

Прошу, кто сколько даст. Не от хорошей жизни у храма я прошу милостыню. Недавно пошла по улицам Кобрина просить. Кто поможет, кто просто посочувствует. Стучу в ворота в коттедже, а у них во дворе две огромные собаки, и ещё одна в доме лает. Собаки лучше меня живут. Сразу знаю, они ничего не дадут. Есть такие что на меня и милицию вызывают, и собаками травят. А я иду со слезами…

Захожу до старых бабок, они дают и денег, и еды, и за стол усадят, накормят. Старые люди, хоть и бедные, живут на пенсию, но помогут всегда.

Один раз подходит женщина и даёт мне сто долларов. Я в шоке: зачем так много? А она говорит: “Вам тяжело, возьмите”. Так и выживаю.

Спасибо всем. Тем, кто помогает, тем, кто проходит мимо, кто собаками травит. Я иду со слезами и говорю — спасибо всем.

Брат с Украины звонит и спрашивает, как я дошла до такой жизни. Он не верит, что в Беларуси я хожу и попрошайничаю. Я ему отвечаю: “Приезжай и посмотри, как люди в деревнях бедно живут. Нам в нашем колхозе даже свиней не дают держать”.

Получаю пенсию и ещё подрабатываю. Сама делаю берёзовые веники. У меня сейчас заказ на сто веников. Ферма одна заказала. Я ещё и кошу, и пашу конём.

Витя, я думаю, что люди попрошайничают и пьют от ненужности обществу, от горя, и спасаются от того, чтобы не сойти с ума. Посмотри, сколько на вокзале бездомных. У них ни дома, ничего нет! Как они вообще ещё выживают? У меня хоть какой дом есть. Настолько разные и тяжёлые судьбы у этих людей. Я сама бедствую, но как начнут рассказывать о жизни, слёзы у меня текут.

– Знаешь, баба Оля – отвечает Виктор, – помощь оказывают не богатые люди, а бедные. Те, кто познал недостаток, те понимают.

Наташа, Игорь и Инна – они спасают нас. Ведь не только еду они готовят и привозят. Носки, трусы… Игорь специально договорился и возит нас мыться, там же мы меняем одежду, нижнее бельё, кому надо. Раз в неделю. На своей машине приезжает, еду раздаст и тех, кто не может сам дойти, везёт на помывку, на санобработку. Ведь если нам официально идти на помывку, нужны справки о состоянии здоровья, а как мы их получим: во-первых, они платные, во-вторых, нас медицина не жалует.

Есть ещё два светлых человека. Возле галереи грант (GALLERY GRAND – прим.авт) просят милостыню Валера, у него нет ног, и его жена Таня. Так они зимой покупают нам тёплые носки, Таня напечёт запеканки на всех, привезут сюда, раздадут и не просят за это благодарности.

– Вот видите, это Наташа мне сапоги купила, – хвастается баба Оля. – Под Новый год завела меня в магазин. Говорит – меряйте! У меня нога большая – 45 размер. Я померила, хорошо, говорю. Она заплатила и говорит: “Берите и носите, баба Оля, на здоровье”.

Наталья

Имя Натальи звучит из уст каждого, кто имеет отношение к помощи бездомным. Во время интервью говорить о себе и фотографироваться Наталья категорически отказывается.

– Я просто не хотела бы… Не люблю эту известность. Да и сколько уже этих публикаций было, но помощи не прибавилось. Не верю, что эту тему нужно освещать. Мне кажется, что совсем не нужно. Да и больше того, что рассказал Игорь, я вам не расскажу.

Мне нужно брать благословение (разрешение) на интервью у моего священника, объяснять, что к чему, а я просто этого не хочу. В православной среде не принято хвастаться тем, что ты делаешь. Просто посмотрите, какие люди приходят за едой. Они, конечно, разные… Но наш архиепископ благословил кормить всех, кто придёт. Да, мы задумывали и делаем это только для бездомных. Но… Как есть.

Очень нужно благоустроенное место для кормления. Теперешнее удобно тем, что бездомные все в основном держатся центра города, да и на поездки в общественном транспорте у них нет денег, а у кого-то – даже сил нет перемещаться по городу. Для них рубль — это целое состояние.

Самое главное, о чём я прошу вас написать, – бездомным в Бресте нужна ночлежка. Насколько я знаю, во всех областных городах кроме Бреста есть ночлежки с нормальными условиями быта. Нужны медикаменты и место для медосмотра, медики-волонтёры нужны. Каждый бездомный – с хроническим заболеванием. Каждый на грани выживания.

Одевать мы их пока можем, несколько человек дали деньги и одежду, Красный крест помогает. Но системной помощи нет. Мы каждый сезон осенью-зимой сталкиваемся с нехваткой тёплой одежды. Людям, особенно зимой, негде ночевать. Но город бездомных игнорирует, наверное, готовясь к 1000-летию, делает вид, что таких людей в Бресте не существует.

Только прошу, не пишите про меня ничего хвалебного. Вы не представляете, как мало я делаю.

А ещё Наталья просила передать читателям, что нужен администратор для сайта “Милосердие в Бресте“.

Номер телефона Игоря, если вы готовы предложить помощь, +375 29 720 49 46

 

Владимир Кривченя, фото автора

 

 

Похожие статьи:

Брест и регион«Били о дерево». В Пружанском районе разыскивают живодера, который до полусмерти избил собаку

Брест и регионЕсть ли смысл ехать за спортивной одеждой и обувью в Польшу?

Дороги и чудакиВ Бресте автомобиль врезался в столб и сгорел

Брест и регионВ лесах большинства районов Брестской области установился III класс пожарной опасности

Брест и регионВ Жабинке школьник ранил ножом сторожа бывшей нефтебазы. В компании был сын чиновника райисполкома

Поделиться:
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

отключен Javascript

Онлайн радио


Свяжитесь с нами по телефонам:

+375 29 7 956 956
+375 29 3 685 685
realbrest@gmail.com

И мы опубликуем Вашу историю.