ДентикоГинекологическое отделениеa-brest.by квартирыplanetakolyasok.byЖК

ГлавнаяБлогиИщу необыкновенное в обыкновенном и обыкновенное в необыкновенном

Ищу необыкновенное в обыкновенном и обыкновенное в необыкновенном

+815 RSS-лента RSS-лента
Автор блога: Иван Чайчиц
Альтернатива для фортификационного наследия. Выбор есть всегда!
На сайте агентства недвижимости АЛЬТЕРНАТИВА появилось заманчивое предложение купить в собственность нежилое здание в Северо-Западной части города. Есть дополнительная информация об объекте: «Фортификационное сооружение (наименование - командный пункт) общей площадью 339,2 кв.м, расположенное на земельном участке площадью 0,1128 га в собственность в районе ул. л - та Рябцева города Бреста. Земельный участок предоставлен собственнику в аренду для обслуживания сооружения. Живописное место, идеально подходит для организации зоны отдыха с размещением спортивно-развлекательных и туристических площадок. Рассматриваются все варианты».

Это прекрасно! Но это не полная информация. Правильно назвать этот объект фортификационного наследия крепости Брест-Литовск – оборонительная казарма Б-В. Кстати, в музее обороны Брестской крепости есть в первом зале замечательный снимок за 1991 год. Там указано, что свою руку к строительству этого объекта приложил Дмитрий Михайлович Карбышев. Вы очень устанете искать, что в Бресте сохранилось из того к чему приложил руку этот военный инженер. Но это неважно.

Альтернатива для фортификационного наследия. Выбор есть всегда!


Всего было построено 5 оборонительных казарм, в их названиях использовались двойные буквенные индексы, согласно литерам фортов, в промежутках между которыми находились казармы: «А-Б», «Б-В», «В-Г», «Ж-З», «О-К». Об этом хорошо написано в книге о брестской фортификации «Форт V и другие форты Брестской крепости. Уникальные объекты фортификации».

«В 1915 году казарма «В-Г» была сровнена с землей, «А-Б» серьезно повреждена русскими саперами. Остальные три объекта сохранились достаточно хорошо (один из них в Польше), и в наше время, несмотря на запущенность и заброшенность открывают для любознательных людей немало интересного».

Из всех трех более-менее сохранившихся казарм, вторую жизнь получила, на сегодняшний момент, только оборонительная казарма «О-К» в Польше. В Беларуси они все еще либо в запустении, либо на продаже. И кстати, нигде в объявлении не указано, что объект охраняется государством. Почему так? Хотя если это «Командный пункт», то зачем он нужен государству, охранять его еще. Стоимость этого фортификационного наследия 5000 долларов США. Можно предложить и свою цену. И исключительно для общего развития позвольте предоставить вам несколько фотографий оборонительных казарм. В одном случае «было-стало», в остальных просто так есть.

Альтернатива для фортификационного наследия. Выбор есть всегда!

Альтернатива для фортификационного наследия. Выбор есть всегда!

Альтернатива для фортификационного наследия. Выбор есть всегда!

Альтернатива для фортификационного наследия. Выбор есть всегда!

Оборонительная казарма О-К

Альтернатива для фортификационного наследия. Выбор есть всегда!

Альтернатива для фортификационного наследия. Выбор есть всегда!

Оборонительная казарма А-Б

Альтернатива для фортификационного наследия. Выбор есть всегда!

Альтернатива для фортификационного наследия. Выбор есть всегда!

Оборонительная казарма Ж-З

Альтернатива для фортификационного наследия. Выбор есть всегда!

Альтернатива для фортификационного наследия. Выбор есть всегда!

Оборонительная казарма Б-В

Я конечно понимаю, что у гмины Тересполь гораздо лучше с финансированием, чем у областного центра Брест, но все таки надо как-то более ответственнее подходить к нашему фортификационному наследию. Как минимум повесить табличку, что объект охраняется государством. Но в случае с командным пунктом видимо это уже не судьба.

«Выбор есть всегда!» - это девиз на сайте агентства недвижимости. У людей выбор есть, у исторического наследия выбора нет.
Генерал Духонин
"Записки брестского некрополиста" наверно еще долго будут пополняться интересной информацией о людях, которые обрели свой последний покой на некрополях нашего города. Гарнизонное кладбище Бреста, которое заложили в начале ХХ века у валов крепости Брест-Литовск, еще требует своего тщательного изучения. Много
встречается информации о людях, которые покоятся на Гарнизонном некрополе, но, к сожалению их надгробных памятников уже нет. Есть документы о тех кто был похоронен до 1915 года, есть документы кто был похоронен в период межвоенной Польши (лично видел документ о захоронении генерала Краевского с участием войск гарнизона крепости), есть информация и документы кто был похоронен в период Второй мировой войны, а здесь просто «мозг закипает» от того кого, где и как хоронили, ну и разумеется послевоенный период.

Но сегодня немного информации о человеке, который скончался в 1901 году. На Гарнизонном некрополе сохранилось два памятника военнослужащим российской императорской армии. То, что генерал-майор Константин Духонин скончался 17 октября 1901 года не вызывает сомнение, вопрос в том, когда его перенесли на Гарнизонный некрополь? У меня есть информация, когда это могло приблизительно быть, но документ еще требует изучения. А вот где он был сразу похоронен я вам сейчас скажу. Метрическая книга Свято-Николаевского Брест-Литовского крепостного собора за 1901 год: «17 октября 1901 года скончался начальник Брест-Литовского крепостного инженерного управления военный инженер генерал-майор Константин Лаврентьевич Духонин, 55 лет, Отпевание прошло 20 октября причтом Брест-Литовского военно-крепостного собора. Умер от апоплексического удара. Погребен вблизи крепостного собора с Высочайшего разрешения».

Скончался генерал-майор Константин Духонин от инсульта. А вот последнее предложение о месте погребения весьма интересно. Есть основание полагать, что «вблизи крепостного собора с Высочайшего разрешения», а речь идет о Свято-Николаевском гарнизонном соборе в крепости Брест-Литовск, он был похоронен не один.

Генерал Духонин
Иван Чайчиц +49 3060 4 комментария
Дети капитана Белинского
Рассказывая о фортификационном наследии крепости Брест-Литовск, нельзя пройти мимо фамилии военного инженера Ивана Осиповича Белинского. В Брест-Литовск он прибыл после окончания Николаевской военно-инженерной академии в 1903 году. По собственному желанию был направлен в Манчьжурскую армию в 1904 году, участник Русско-японской войны 1904-1905 гг.

Дети капитана Белинского

Штабс-капитан Иван Осипович Белинский

После окончания войны вернулся в Брест-Литовск. С 1907 года капитан Белинский активно руководит начавшейся модернизацией крепости Брест-Литовск: «Вскоре после прибытия я был назначен заведующим Волынским сектором крепости и старшим производителем работ. Работы было много: мне поручили перестройку казематов форта № V и их усиление (они должны были дать защиту от снарядов 420-ми гаубиц), пристройку к тому же форту промежуточного капонира для обстрела промежутков между ним и соседними фортами № IV и № VI, а также прилегающих участков местности. Отдельным заданием было составление проекта железобетонного моста через водяной ров в Волынском секторе крепости. Этот железобетонный мост не был единственным. Второй мост (так называемый Бригитский) был спроектирован и построен мной через правый рукав реки Мухавец.

Дети капитана Белинского

Дети капитана Белинского

«По проекту и подъ наблюденiемъ инж. кап. И.О.Бѣлинскаго...».

Мост имел ту особенность, что средний пролет его имел подъемное пролетное строение длинной 6,5 м. Это обеспечиваю пропуск по реке судов, плывущих по Днепровско-Бугской системе, связывавшей Балтийское и Черное море. Третий мост, тоже железобетонный, был построен мной через суходол. Он имел в длину 102 сажени и соединял объездное шоссе с дорогой на форт № VI. При постройке моста мы разобрали старый деревянный мост, причем полученный при разборке моста лесоматериал был перевезен мной в форт литера «Ж». Из него я построил дом для будущего коменданта форта, а пока сам переехав в него вместе со своей семьей. Это позволило мне непосредственно и ежедневно руководить работами на форте».

Дети капитана Белинского

Форт лит «Ж»

Перед войной (1914-1918 гг.) штабс-капитан Белинский, по личной просьбе, был переведен на службу в Инженерный комитет Главного военно-инженерного управления.

Известно, что он был женат на Александре Андреевне Фрейганг, и у них было трое детей. А вот дальше интетесный момент. В открытых источниках указано, что сына звали Дмитрий. Но так ли это?

Вероятно у Ивана Осиповича были воспоминания о нашем городе не только связанные с модернизацией и строительством оборонительных сооружений, но и довольно другого плана. В метрических книгах Свято-Николаевского Брест-Литовского крепостного собора мне удалось дважды прочитать о семье военного инженера капитана Белинского. Именно в нашем городе в семье Ивана Осиповича родился первенец, а спустя три года и второй ребенок.

17 апреля 1907 года в Брест-Литовске у военного инженера капитана Ивана Белинского и законной жены его Александры Андреевны родился сын, которого родители назвали Алексеем. 27 апреля прошли крестины. Крестными родителями были капитана Брест-Литовского крепостного Инженерного управления Михаил Викентьевич Миштовт и жена надворного советника Анна Юрьевна Фрейганг.

29 мая 1910 года в Брест-Литовске у военного инженера капитана Ивана Белинского и законной жены его Александры Андреевны родилась дочь, которую родители нарекли именем Наталья. 24 июня прошли крестины. Крестными родителями были "от военного инженера, капитана Брест-Литовского крепостного Инженерного управления Михаила Викентьевича Миштовта Сергей Михаилович Миштовт и жена чиновника Санкт-Петербургского управления неокладных сборов надворного советника Андрея Васильевича Фрейганг – Анна Юрьевна Фрейганг". Оба раза детей крестили в Свято-Николаевском крепостном соборе.

Иван Осипович Белинский прожил 100 лет! Родился 27 сентября 1876 года, скончался 29 декабря 1976 года. Похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве. Вместе с ним покоится супруга Александра Андреевна (1883-1952), и дочери Наталья Белинская (1910-2003) и Анастасия Белинская (1914-2008). Сын Алексей погиб во время Второй мировой войны. Место захоронения неизвестно.

Дети капитана Белинского

Белинский с супругой на улице Медовой в Брест-Литовске. Напротив дом фотографа Владислава Висневского.
Восьмой «приказал долго жить».
Путешествие по истории одного из объектов фортификационного наследия крепости Брест-Литовск.

Выражение «приказал долго жить» появилось еще в библейские времена. Тогда люди, которые чувствовали приближение смерти, собирали своих родных и напутствовали им жить долго и счастливо после их кончины. Таким образом они благословляли близких на земной путь, в конце которого ждало царствие небесное.
Суеверия и предубеждения накладывали на речь древних людей определенные «лексические табу». Смерть пугала, поэтому придумали множество синонимичных выражений, заменяющих ее имя, — так называемых эвфемизмов, многие из которых дошли и до наших дней.

Со временем фраза «приказать долго жить» перешла из разряда торжественных в обиходные и даже приобрела ироничный оттенок. Так стали говорить о тех, кто при жизни доставлял много хлопот, и чья смерть была скорее даже долгожданной.

Сегодня я расскажу вам какой из фортов крепости Брест-Литовск, на мой скромный взгляд, «приказал долго жить».

Восьмой «приказал долго жить».


В советское время на территории VIII форта размещалась 15-я ТРД 115-й зенитно-ракетной бригады, позиция технического дивизиона ПВО С-125, база ракет («Мелодия-4»). Внутри форта кроме складов оборудовали бомбоубежище и госпиталь. В 2006 г. в/ч была расформирована. О том, что здесь раньше была воинская часть, напоминает сохранившийся бетонный монумент с левой стороны дороги.

VIII форт был построен в 1883–1888 гг. Его строительство началось с земляных работ и возведения казармы, в 1887 году была произведена отрывка рва правого фаса, окончена постройка двух пороховых погребов с потернами. В последнюю очередь строились капониры и полукапониры.

Укрепление имело задачу обстреливать впередилежащую местность Кобринского укрепления и железную дорогу на Белосток, фланкировать доступ к соседним фортам № 1 и № 2 и вместе с тем служить опорным пунктом для промежуточной позиции между фортами № 1 и № 2. На сооружение данного форта потребовалось 337 586 руб., при этом типовой форт проекта 1879 года стоил около 500 000 рублей.

На вооружение форта было назначено три 6-дм пушки в 190 пудов, четыре 6-дм пушки в 120 пудов, четыре 42-линейных пушки, восемнадцать 4-фунтовых (легких) пушек, шесть 6-дм медных мортир и четыре полупудовые мортиры. Часть легких пушек располагалась в капонире (в головном – шесть, в горжевом – четыре) и полукапонирах (по четыре орудия в каждом).

В 1911 году начались работы по модернизации VIII форта, который получил литерное наименование «Б» и фактически был отнесен к фортам первой линии. Проект модернизации предусматривал почти полную перестройку укрепления – нетронутой осталась лишь контрэскарповая стена. Двухвальное кирпичное укрепление превращалось в одновальный бетонный форт современной конструкции. Работы начались со строительства на месте разобранного центрального капонира бетонного кофра и примкнувшей к нему средней потерны, проложенной до центрального траверса и далее – до устроенного в горже капонира. В 1912 году были выполнены работы по засыпке фоссебрей, произведена отрывка котлована под фундаменты главного новшества форта – средней подбруственной галереи. Тогда же было выполнено бетонирование галереи, а также полукапониров с потернами.

Работы были продолжены в 1913 году: существенной перестройке подверглись фланковые пороховые погреба, которые получили безопасное сообщение с полуказармами и подбруственной галереей при помощи потерн. В плечевых углах главного вала были устроены броневые наблюдательные посты. К 13 июня 1914 года, дате объявлении крепости на военном положении, VIII форт считался перестроенным наполовину.
Источник: https://brestdatabase.by/content/fort-viii-litery-b


Ушли военные и через небольшой промежуток времени форт был отдан в аренду частным предпринимателям, разделившим его территорию заборами на части. И вот тут начинается самое интересное. Ничего лишнего, только бизнес.

Красивый забор, который теперь можно лицезреть на том месте, где раньше была возможность легко пройти, обратите внимание на фото, видно, что забор из старого кирпича, построен из разобранного каменного дома для ротного командира, жандарма и сторожа. Замечательный домик пережил две мировые войны.

Восьмой «приказал долго жить».

Восьмой «приказал долго жить».

Восьмой «приказал долго жить».

Восьмой «приказал долго жить».


На 22 июня 1941 года, в этом здании располагалась 8-я пограничная застава 17-го Краснознаменного погранотряда. В течении суток, часть пограничников вместе с бойцами 1-го стрелкового батальона 455-го стрелкового полка, форт был местом его дислокации, вели боевые действия с наступавшими частями вермахта. Теперь вместо домика есть забор.

Восьмой «приказал долго жить».

Восьмой «приказал долго жить».

Военнослужащие вермахта у горжевого капонира форта, 1842 год.

Основной проблемой для данного форта было несанкционированное изъятие песка. Более того, городские власти обращали на это внимание и раньше, а арендаторам было вынесено предупреждение! Оправдание было примерно следующим, это решили устроить в качестве эксперимента, дабы предотвратить сырость в помещении. Но обещали все вернуть на место. Действительно, что нам стоит сделать вновь обваловку.

Восьмой «приказал долго жить».

Восьмой «приказал долго жить».

Восьмой «приказал долго жить».


Время шло, заборов становилось все больше. Арендаторы как старались, так и могли оградить свои владения. Кто-то колючей проволокой, кто-то сеткой, кто-то деревянным забором и т.д. Там где еще пару лет назад можно было хоть что-то увидеть, сегодня все изолированно. Все под контролем!

Когда территория форта была общедоступна, безусловно, она страдала от посетителей, оставляющих пивные бутылки и надписи из баллончика на стенах. Но это, не идет ни в какое сравнение с тем, что делают арендаторы. В бесхозном состоянии форт лучше выглядел, чем с хозяевами.

Восьмой «приказал долго жить».


Были и обращения, чтобы все по закону естественно, в различные специально созданные и существующие на территории Республики Беларусь, органы о недопустимом вандализме к историческому наследию со стороны арендаторов. Но воз не только и ныне там, воз уже развалился окончательно. Честно скажу, если это историко-культурное наследие, то лучше его как-то исключить из реестра.
Восьмой «приказал долго жить».

Восьмой «приказал долго жить».

Восьмой «приказал долго жить».


Что осталось нам посмотреть, чтобы насладится чудом инженерной мысли военных строителей XIX века? Шикарная контрэскарпная стена из кирпича (высота 6 метров), бетонный капонир, бетонный выход из подбрустверной галереи с банкетом, бетонированные стрелковые позиции на главном валу форта, наблюдательные пункты прикрытые бронеколпаками. Но только тот наблюдательный пункт, что с правой стороны форта. Тот, что с левой стороны весьма оригинально вписан в арендуемые территории и частично используется как место, где можно что-то сжигать.

Восьмой «приказал долго жить».

Восьмой «приказал долго жить».

Восьмой «приказал долго жить».

Восьмой «приказал долго жить».

Восьмой «приказал долго жить».

Восьмой «приказал долго жить».

Восьмой «приказал долго жить».


Если раньше поездка на VIII форт была интересной, и можно было заниматься исследовательской работой, то сегодня такая поездка лишена всяческого смысла. Порвать штаны о колючую проволоку, подцепить клеща и увидеть то, что еще недавно было в открытом доступе, а сегодня за забором и разрушается, очень сомнительное удовольствие. Восьмой «приказал долго жить». Ничего лишнего, только бизнес.

Восьмой «приказал долго жить».

Очень редкий архивный снимок. Брестчане запечатлели себя на фоне контрэскарпной стены в сухом рву VIII форта.
Иван Чайчиц +23 3009 1 комментарий
Медвежонок и картины в Бресте. Памяти Анджея Струмилло.
Сегодня утром в Сувалках, на северо-востоке Польши, умер профессор Анджей Струмилло, 93-летний польский художник с белорусскими корнями

5 лет назад, 1 апреля 2015 года, в Выставочном зале на Советской состоялся вернисаж выставки «Анджей Струмилло. Живопись».

Медвежонок и картины в Бресте. Памяти Анджея Струмилло.


Анджей Струмилло - известный во всем мире художник, иллюстратор, фотограф, скульптор, график, поэт и путешественник. Важное место в его творчестве занимала выставочная деятельность (выставочная архитектура и графика), телевизионная и театральная сценография, дизайнерская графика книг, каталогов, плакатов, книжная иллюстрация (он рисовал к шведской, вьетнамской, армянской, русской литературе), эссеистика и публицистика.

Медвежонок и картины в Бресте. Памяти Анджея Струмилло.


Родился Анджей Струмилло 23 октября 1927 года в Вильно. Детство провел в Свентянах над Жэймянай, в Вильно и Лиде, юношеский период - на новогрудской земле. В мае 1945 приезжает в Лодзь и начинает обучение в Государственной высшей школе изобразительных искусств (где занятия ведет Владислав Стшэминьски), после двух лет переходит на факультет живописи Краковской Академии изобразительных искусств (диплом 1950). В 1949-1953 гг. является ассистентом Я. Эйбиша в Академии изобразительных искусств в Кракове, одновременно в 1951/1952 и 1952/1953 учебных годах - ассистентом Т. Грыгеля и А. Рыхтарского в Государственной высшей школе изобразительных искусств в Лодзи. В 1953 году его, вместе с десятью другими художниками, направляют в Москву для знакомства с принципами функционирования и программой обучения студентов в местных художественных школах. После возвращения отказывается от педагогической работы в училище и оседает в Пиской пуще в деревне Кресты. Через год состоялась его первая авторская выставка - в Институте изобразительных искусств в Пекине (в рамках культурного обмена). В 1956 году переезжает в Варшаву, начинает сотрудничество с Польским торговым домом (для которого проектирует выставочные павильоны) благодаря которому, в те трудные времена, может путешествовать по Европе и странах Дальнего Востока. Многие из привезенных художником предметов пополнили коллекции польских музеев - особенно Музей Азии и Тихоокеанского региона в Варшаве, а также Этнографический музей в Кракове. В 1977-1980 гг. является профессором Краковской Академии изобразительных искусств; одним из инициаторов, а с 1977 года одновременно комиссаром, интердисциплинарных встреч "Искусство и окружение в Вигре", плодом которых являются (кроме выставок и публикаций) программы для Вигерского, Сувальского и Мазурского ландшафтных парков, а позже для Вигерского национального парка и фонда "Зеленые легкие Польши". В 1982 году выигрывает открытый конкурс на должность главы Graphic Presentation Unit Генерального секретариата ООН в Нью-Йорке - дизайнерской мастерской, которая реализует издания для ООН, ЮНЕСКО, ФАО и ЮНИСЕФ. После двух лет работы для ООН возвращается в Варшаву и решает осесть в деревне, на границе Польши и Литвы, недалеко от Вильнюса и мест, которые напоминают ему атмосферу детства. Он покупает землю в Матьковой Руде над Черной Ханьчай, строит дом из лиственницы, работает на земле и растит лошадей. Продолжает интенсивно работать - рисует, пишет, проектирует издания и сценографию, участвует в разнообразных дизайнерских и культурных инициативах для развития региона, преподает в филиале Католическо-теологической Академии в Сувалках (1987-1988), Мазурском университете в Олецко (с 90-х гг. ХХ вв. до 2008 г.), Технологическом университете в Белостоке , является куратором многих международных пленэров для скульпторов и художников.

В творческой биографии художника свыше ста индивидуальных выставок (живописи, рисунков, фотографий) в Польше и за рубежом.

Картины Анджея Струмилло были тогда впервые представлены в Бресте. Посетители смогли увидеть первую картину мастера, пейзаж Лодзи, она была написана в 1945 году. На выставке были собраны работы, которые создавались на протяжении десятков лет, циклы работ под названием «Псалмы», «Апокалипсис», «Полет», «Головы».

По словам художника, на создание работ на библейскую тематику его вдохновил знаменитый друг. «У меня был такой приятель – Чеслав Милош, польский поэт, лауреат Нобелевской премии, - вспомнил он.- Однажды он пришел ко мне в гости и принес две книги переводов – «Псалмы» и «Откровение Иоанна Богослова». Я решил сделать к ним иллюстрации. Некоторые из них представлены на выставке».

Медвежонок и картины в Бресте. Памяти Анджея Струмилло.

Медвежонок и картины в Бресте. Памяти Анджея Струмилло.

Медвежонок и картины в Бресте. Памяти Анджея Струмилло.

Медвежонок и картины в Бресте. Памяти Анджея Струмилло.

Медвежонок и картины в Бресте. Памяти Анджея Струмилло.

Медвежонок и картины в Бресте. Памяти Анджея Струмилло.


Выставку в Бресте мэтр открывал рассказывая о своем творчестве чрезвычайно необычно, красочно и с юмором, делясь историями из своей биографии. Запомнилась история о том, как в 1957 году он был в городе Бресте проездом, возвращался из путешествия по Сибири, и вез в Польшу подаренного ему охотниками маленького медвежонка. На границе медвежонка арестовали и стали требовать документы на провоз животного. Добившись аудиенции у руководства таможни, пан Анджей долго объяснял, что везет медведя в подарок польским детям, про мир и дружбу между странами. И смог таки уговорить начальника таможни и медвежонка пропустили в Польшу.

Во время встречи со студентами Белорусской государственной академии искусств в 2017 году он подчеркнул, что является «гражданином ВКЛ» и считает Беларусь своей родиной.

— Беларусь, Минская земля — это моя родина. Мой дед и мой отец родились в Минске. Я в Минске сам бывал, есть у меня здесь друзья, деятели культуры. Белорусский язык очень близок моему сердцу.

Медвежонок и картины в Бресте. Памяти Анджея Струмилло.
Скоро будет юбилей!
Скажу честно, из всего, что осталось от фортификационного наследия крепости Брест-Литовск, мне больше нравится форт VII. За долгие годы изучения всего этого добра, разумеется, того, что сохранилось хоть в каком-то виде, мне удалось побывать на всех фортах, оборонительных казармах, погребах и так далее. Где-то полная разруха, где-то наоборот. По-всякому. Но вот сегодня рванули ноги в V форт.

Сейчас для изучения таких мест самое благоприятное время. Уже совсем скоро пойдет буйство зелени, и многое скроется от глаз до самой глубокой осени. Хотя стоит заметить и поблагодарить, за то, что территорию V форта регулярно чистят от зарослей. В помощь людям приходят также местные бобры, которые валят деревья вдоль водяного рва.

Скоро будет юбилей!

Скоро будет юбилей!


Совсем нет желания описывать вам все эти фортификационные премудрости. Мы живем в такое время, что вы и без меня сможете найти всю информацию о строительстве и модернизации этого памятника архитектуры.

Пройдемся лишь по некоторым историческим фактам из жизни этого гиганта. Форт возведен в 1879–1880 годах, как одно из передовых укреплений крепости. В ходе нескольких модернизаций 1886–1889 гг. и 1906-1912 гг. укрепление было весьма усиленно, в том числе и бетоном. Вот как интересно получается. Знал или нет, штабс-капитан Иван Осипович Белинский, под чьим руководством форт был усилен бетоном, что «отец русского цемента», химик, ученик Дмитрия Менделеева, был когда-то учеником Александровского Брестского кадетского корпуса, который располагался на Волынском укреплении Брестской крепости. Звали этого человека Алексей Романович Шуляченко, Александровский корпус он окончил в 1859 году. Алексей Шуляченко участвовал в разработке первых Российских технических условий на цемент и научных номенклатур вяжущих. Первым предложил и научно обосновал применение смешанных (известково-цементных) строительных растворов для каменной кладки. Активно содействовал возникновению и развитию цементной промышленности. После его смерти, в 1903 году, на надгробии, где памятное посвящение, есть такое предложение: «Цементные, бетонные и железобетонные заводы». Владельцы этих заводов прекрасно понимали, кому они обязаны своим состоянием и денег на памятник не пожалели. Представляете, как история закручена? А ведь практически все форты и фортификационные объекты крепости были одеты в бетон накануне августа 1915 года.

Скоро будет юбилей!


При отступлении в 1915 году V форт не взорвали, уже хорошо. В период межвоенной Польши он использовался под склады. Кстати, в 30-х годах, если кто хотел ловить рыбу или раков в водяных рвах, в том числе и в водяном рву вокруг V форта, необходимо было купить абонемент. Стоил он 5 злотых на одного человека и действителен был только на один заход. Любители раков и рыбки с удовольствием этим пользовались. Можно было еще купить абонемент на выпас скота вблизи форта, разные были цены на коров, коз, лошадей.

Скоро будет юбилей!



С 1941 по 1944 гг., в период нацистской оккупации, форт использовался также под склады. Из воспоминаний жительницы Волынки Юзефы Яворек: «Помню, мы, дети, на 5-й форт все гулять ходили. Немцев уже не было, но были какие-то их склады что-ли. Нашли мы железные круглые банки с этикетками на немецком языке. Одна банка была пробита, и из нее вытекало сладкое вещество по вкусу и цвету, напоминающее мед, как нам тогда казалось. Я не ела, несла домой. А Хэлька наелась. Потом ей стало плохо, изо рта шла белая пена, родители испугались и спросили, что ели, мы говорим: «Мед». Потом отец с Данилом посмотрели на банки и сказали, что это, скорее всего, отрава для мух. Слава Богу, все закончилось благополучно, Хэльку спасли».

О том, что после 1945 года территория форта по-прежнему служила военным, говорят десятки оставленных надписей на его стенах. И на посту стояли, и привет передавали, и о дембеле мечтали… Эпиграфическое наследие форта весьма интересно.

Скоро будет юбилей!


Скоро будет юбилей!


Пожалуй, самая старая надпись, из тех, что удалось обнаружить, это надпись на немецком языке в горжевом капонире, есть предположение, что надпись оставили военнослужащие Германской армии в 1915-1918 гг.. Вот бы ее восстановить. Классная была бы фишка для туристов.

Скоро будет юбилей!


Ранее даже не догадывался, что орудийные казематы горжевого капонира использовали как «камеру» для тех, кто был арестован. Это стало известно благодаря оставленным надписям «здесь сидел под следствием», а таких несколько. Наиболее интересна та, где человек написал свое имя, фамилию и отчество «Посажен под следствие Зимин Юрий Сергеевич…».

Скоро будет юбилей!

Скоро будет юбилей!


На горжевой казарме удалось прочесть фамилию одного из руководителей Совесткого союза. Надпись полностью не сохранилась, времени то уже прошло достаточно много, вероятно она была нанесена в идеологических и воспитательных целях в конце 40-х начале 50-х годов, но фамилия автора этих несохранившихся строк сохранилась - /.Сталин/.

Скоро будет юбилей!


Для тех, кто является поклонником натурных видов вооружений, V форт будет очень интересен, там представлены образцы артиллерии различной мощности и назначения.

Скоро будет юбилей!

Скоро будет юбилей!


В 90-х годах территорию форта покинули военные, на небольшой промежуток времени «облюбовали» любители старины с автогенами, но вовремя было принято решение, и форт стал филиалом мемориального комплекса "Брестская крепость-герой". А еще ранее, в 1995 г., форт был включен в список историко-культурных ценностей Республики Беларусь. И если вернуться к названию материала «Скоро будет юбилей! », то на информационном стенде у входа на территорию форта, можно прочитать, что филиал «Музей V форт» был открыт 8 мая 200года. В этом году исполнится ровно 20 лет музею, а самому форту уже 140 лет.

Скоро будет юбилей!
Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске
В рамках проекта «Небо и земля Бреста в истории авиации» продолжаем знакомить заинтересованных читателей с интересными историческими фактами и событиями, так или иначе, связанных с авиацией.

Сегодня мы посмотрим на фотографии воздухоплавателя и фотографа Николая Анощенко, который в составе 12-й полевой воздухоплавательной роты, проследовал через наш город во время отступления Русской императорской армии в 1915 году.

Николай Анощенко фиксировал на фотокамеру обыденную жизнь своего подразделения во время службы в воздухоплавательной роте. Благодаря его снимкам мы с вами можем увидеть пребывание 12-й воздухоплавательной роты в крепости Брест-Литовск, на Тереспольском укреплении, летом 1915 года.

На снимках Николая Анощенко казематы под валгангом между I и II люнетами Тереспольского укрепления.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Казематы центральной ограды крепости Брест-Литовска. Анощенко Николай Дмитриевич. Лето 1915 г.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Военнослужащие Владивостокской воздухоплавательной роты в Брест-Литовской крепости. Анощенко Николай Дмитриевич. 1915 г.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Обстановка внутри центральной ограды крепости Брест-Литовск перед её сдачей. Анощенко Николай Дмитриевич. Лето 1915 г.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Казематы под валгангом между I и II люнетами Тереспольского укрепления. Фото Иван Чайчиц, 2012 год.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Воронка от бомбы, сброшенной немцами с аэроплана на бивак Владивостокского воздухоплавательного отряда. Анощенко Николай Дмитриевич. 1915 г. Брест-Литовск.

Не менее интересны фотографии Николая Анощенко сделанные во время отступления 12-й воздухоплавательной роты. В объектив его фотокамеры попали моменты, связанные с подъёмом аэростата, добычей газа для аэростатов на берегу реки Буг у Влодавы, остатки аэростата и парусного забора Владивостокской крепостной воздухоплавательной роты, уничтоженных бурей и многие другие.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Подъём аэростата. Анощенко Николай Дмитриевич.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Добыча газа для аэростатов на берегу реки Буг у Влодавы. Анощенко Николай Дмитриевич. Лето 1915 г.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Остатки аэростата и парусного забора Владивостокской крепостной воздухоплавательной роты, уничтоженных бурей. Анощенко Николай Дмитриевич. 11 июля 1915 г.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Воздухоплаватели за обедом на привале во время отхода от Хелма к Брест-Литовску. Неизвестный фотограф. Лето 1915 г.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Привал Владивостокского крепостного воздухоплавательного отряда по пути отхода от Хелма к Брест-Литовску. Анощенко Николай Дмитриевич. 1915 г.

Забавно выглядит снимок, где в кадр неизвестному фотографу, попал спящий Николай Анощенко, во время привала.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Прапорщик Анощенко Николай Дмитриевич, фронтовой фотограф, спит около палатки. Неизвестный фотограф. 1915 г.

Доводилось Николаю Анощенко делать снимки с воздуха крепости Осовец и ее укреплений. Крепость Осовец российская опорная крепость, возведённая на реке Бобры у польского местечка Осовице (ныне деревня Осовец-Крепость) в 50 километрах от города Белосток. Во многом крепость известна благодаря контратаке 13-й роты 226-го Землянского полка 24 июля (6 августа) 1915 года при отражении немецкой газовой атаки. Позже участники событий с немецкой стороны и европейские журналисты окрестили эту контратаку «атакой мертвецов».

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Крепость Осовец, снятая с аэростата. Анощенко Николай Дмитриевич. 1915 г.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Укрепления крепости Осовец, снятые с аэростата. Анощенко Николай Дмитриевич. 1915 г.

Николай Дмитриевич Анощенко - советский пионер авиации и воздухоплавания, изобретатель, кинематографист, режиссёр и педагог. Родился 25 сентября 1894 года в г. Белгороде в семье чиновника (юриста). Начинал обучение в Белгородской мужской гимназии имени герцога Эдинбургского, продолжил обучение в Курской гимназии, успешно окончил Московскую 2-ю гимназию. В его жизни сплелись две сферы человеческой деятельности – воздухоплавание и кинематография, в которых он добился блестящих результатов.

В детстве увлекался авиамоделированием, конструированием аэропланов, аэростатов и дирижаблей. В 1910 г. на первых в России состязаниях летающих моделей планеров в Москве занял призовое место и получил серебряный жетон из рук председателя жюри Н. Е. Жуковского.

5 мая 1917 г. первым в русской армии совершил прыжок с парашютом с привязного аэростата с высоты 720 метров.

В начале 1918 – вошёл в состав ВРК по авиации Московского военного округа. С 1920 – помощник начальника Полевого управления авиации и воздухоплавания. Возглавлял аэростатный отдел «Летучей лаборатории» - первого советского научно-исследовательского учреждения по авиации. 8 ноября 1922 г. во главе экипажа аэростата совершил юбилейный, 100-й свободный полёт дальностью 1273 км и продолжительностью 22 час 10 мин.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Диплом Н.Д. Анощенко – Первого Красного пилота-воздухоплавателя. 1920 г.


В советское время — начальник воздухоплавания Московского военного округа. Организатор Всесоюзных соревнований по авиамоделированию, один из основателей Добровольного общества друзей воздушного флота (ОДВФ) в марте 1923 г.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Н.Д. Анощенко, во время съёмки за кинокамерой. 1930-е гг.

Для создания учебных пособий освоил киносъемочную технику. В 1924 г. поступил в Московский институт кинематографии (по другой версии - в 1924–1927 гг. учился на операторском отделении Государственной школы кинематографии (будущего ВГИК)). Режиссер девяти и оператор одиннадцати художественных и документальных фильмов. Первые его фильмы, созданные в 1918–1923 гг., были посвящены развитию советской авиации: «Самолет», «Красный воздушный флот», «Люди-птицы» и др. В 1924-1956 гг. преподаватель ГИК (впоследствии - ВГИК), вел курсы «Основы кинотехники», «Общая кинотехника», «Технология производства фильмов». Автор ряда изобретений в области кинематографии (в 1931 г. впервые предложил метод цветного кино «Спектроколор», по которому был снят фильм «Праздник труда»). С 1940 г. профессор кафедры операторского мастерства ВГИК, выпустил учебник «Основы кинематографии», выдержавший несколько переизданий, и монографию «Основы современной кинотехники» (Киев, 1949).

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Трижды Герой Советского Союза Иван Кожедуб (в центре), ветераны авиации Николай Анощенко (слева) и Борис Россинский во время XVI Всесоюзных состязаний летающих моделей.

Умер Николай Дмитриевич Анощенко 14 декабря 1974 г. Похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Подпрапорщик Ципляев и прапорщик Анощенко Николай Дмитриевич на аэростате во время разведки по реке Шаре. Неизвестный фотограф. 1915 г.
ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ
Путешествие по истории одного из объектов фортификационного наследия крепости Брест-Литовск.

Форт I (Козловичи) расположен на удалении от главной ограды крепости на расстоянии 3,5-4 км. Период строительства девяти ( I-IX ) номерных фортов первого пояса обороны крепости Брест-Литовск велся в 1878 – 1888 годах. Форт I построен в период 1879 – 1880 гг.

«Форт I расположен примерно в пяти километрах к северу от Брестской крепости, у деревни Козловичи. Возводился по единому проекту с фортами II и III.
Первые три форта крепости Брест-Литовск возводились в районе впереди Кобринского укрепления у деревень Козловичи, Березовка и Тришин. Форты возводились по единому проекту и являлись первыми тремя из семи возводимых передовых укреплений. Рекогносцировочные работы на месте будущих фортов велись с 1876 года, строительные начались в 1879 году и продолжались один год. Форты представляли собой полудолговременные укрепления в форме редута с двумя фасами, двумя фланками и горжей, усиленные казематированными постройками. Рвы фортов сухие, треугольного профиля (каменный контрэскарп отсутствовал). В горже укрепления устроен вал, в нем имеются 4 открытых проезда для сообщения. В исходящих углах укреплений под всей толщей земляного вала располагаются 3 потерны, соединяющие фортовый двор со рвом. К потернам примыкают расположенные под валгангом расходные пороховые погребки, по два при каждой потерне. Четыре погребка предназначены для хранения 480 бочонков с зарядами, два – для хранения снарядов. Каждый погребок имеет специальный боковой коридор для установки керосиновой лампы. Из центральной потерны на валганг выходят два, а из боковых – по одному люку, предназначенному для подъема снарядов и зарядов на вал. Бочки с порохом размещались на деревянном стеллаже. Для того чтобы избежать появления искры при касании металла о металл, все металлические части дверей погреба – петли, щеколды, задвижки, даже замки и замочные ключи – были изготовлены из красной меди. Погреб запирался деревянными двустворчатыми дверями, обитыми кровельным железом, за ними были установлены одностворчатые решетчатые двери, которые позволяли вентилировать хранилища в теплое время года.
На фасах и фланках сооружены 8 казематированных траверсов, имеющие казематированные убежища на уровне внутреннего двора укрепления. Каждое убежище представляет собой одноэтажный сводчатый каземат площадью 36 кв. м, предназначенный для размещения 5–9 человек орудийной прислуги. В казематах были устроены асфальтовые полы, установлены унтермарковские печи для обогрева в зимнее время. В фасадной стене каземата имелось два окна и двухстворчатые деревянные двери.

К горже укрепления примыкают два больших земляных траверса, пересекающие внутреннюю часть укрепления и прикрывающие ее от боковых выстрелов.
Стоимость строительства одного форта с учетом проложенной к нему военной дороги составила 211 527 рублей 49 копеек. Согласно табели нормального вооружения крепости Брест-Литовск 1895 года, форт был вооружен четырьмя 8-дм пушками, одиннадцатью 6-дм пушками в 190 пудов, тремя 12-фунтовыми пушками, тремя 24-фунтовыми пушками и четырьмя полупудовыми мортирами.

Форты давали возможность обстреливать впередилежащую местность, блокировали неприятелю возможность переправиться через реку Буг (I форт) и фактически являлись артиллерийскими батареями для района обороняемой местности впереди Кобринского укрепления. При этом на фортах отсутствовала горжевая казарма, что не позволяло размещать в них гарнизон мирного времени и не обеспечивало весь гарнизон форта безопасными убежищами.

Вопрос модернизации данных укреплений возник практически сразу после завершения их строительства – в 1881 году был разработан проект усиления, предусматривающий постройку центрального капонира и двух полукапониров, устройство каменного контрэскарпа на фасах и фланках и отдельной эскарпной стенки в горже, а также строительство горжевой казармы на 10 казематов. Общая смета предложенных работ составляла 192 500 руб. на один форт. Однако данным планам не суждено было осуществиться – вместо модернизации двух фортов за 384 тысячи руб. было принято решение о постройке в промежутках двух новых, что потребовало почти 600 тысяч руб. и позволило вдвое сократить межфортовые промежутки на наиболее важном для крепости северном направлении.

Первый форт частично сохранился, второй полностью уничтожен в результате хозяйственной деятельности, в третьем сохранилось 3 каземата.»

Источник: https://brestdatabase.by/content/fort-i

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ


После Первой мировой войны помещения форта использовались в качестве интендантских складов польской армией. Задачу по охране выполняли военнослужащие 82 Сибирского Полка Стрельцов им. Тадеуша Костюшки. На охрану объекта ежедневно заступали один капрал и трое рядовых.

В 1940 году на западной границе Советского Союза приступили к возведению новых укрепленных районов (УРов.) Так называемая Линия Молотова. На территории форта начались строительные работы, были построены долговременные огневые точки. В случае начала боевых действий оборону в долговременных огневых сооружениях должны были держать военнослужащие 18-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона (командир майор Н.П.Бирюков) 62-го Брест-Литовского укрепленного района (командир генерал-майор М.И.Пузырев).

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

Артиллерийский полукапонир (АПК), который вооружался двумя 76-мм пушками Л-17.

Форт I в боевых действиях Первой и Второй мировой войны не участвовал.

Сегодня на этих суровых стенах некогда грозных объектов можно увидеть интересные надписи. На контрфорсе одного из расходных погребов Олег Полищук обнаружил несколько надписей нацарапанных острым предметом. Было определено, что надписи на грузинском языке. Благодаря Наталье Зданевич (Фонд развития Брестской крепости) мы связались с Мамукой Хантадзе (Издатель, директор центра по обучению издательского дела) из Тбилиси (Грузия) который в течении нескольких месяцев работал по нашей просьбе с расшифровкой надписей. И вот какой ответ мы получили. « Добрый день! По первой фотографии: верхняя надпись "Буба". Мы думаем, что это может быть и Буга (ბუღა), и Бута (ბუტა). Т.к. третья буква не четкая, с трещинами на кирпиче, то есть сомнения, какая из букв написана. Все три варианта - грузинские имена в ласковых формах. И у них не обязательно есть однокоренная связка с полными именами.

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

Фото Олег Полищук

Следующая надпись ძაღლი არჩილა - собака Арчил. В правильном варианте имя Арчил пишется არჩილი. В данном случае ა(а) на конце имени обозначает диалект, присущий жителям западной Грузии. Грузины себя собакой не называют, поэтому эту надпись или сделал не Арчил, или это мог написать он сам, но только в значении "судьба Арчила как у собаки", что у нас означает "удачная, счастливая судьба". После даты 1940.1.7 первая буква похожа на "и", дальше не разборчиво.

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

Фото Олег Полищук

По второй фотографии: Читается как "Арчил дзагло". О на конце слова говорит о том, что слово собака (ძაღლი) написана в падеже, который используется в грузинском для обращения. Поэтому эта надпись переводится, как "Арчил - ты собака". Внизу подпись ფ(ф) может быть на самом деле сочетанием двух букв "ავ" (ав). Т.к. верх изображения как раз попадает на стык кирпичей, то могут быть оба варианта. Кстати, если к сочетанию ავ была бы приписана ещё одна буква "ო", то получилось бы слово "ავო"(Аво) - злой, тоже в качестве обращения от слова ავი. И тогда по смыслу все слова сочетаются. Арчил - ты злая собака». Вот такая интересная информация стала известна, а ведь изначально считали, что это кто-то написал оскорбительное слово в адрес Арчила.

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ


Возможно, эти надписи оставил Банетишвили Арчил Иванович, рядовой, стрелок, 1908 года рождения. Его воинский адрес по последнему письму БССР, гор. Брест. Связь с ним прекратилась в июне 1941 года.

Интересными являются и сохранившиеся надписи на стене одного из казематов. Видимо здесь располагалась какое-то время конюшня.

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ


В послевоенные годы на территории форта располагалась в/ч ПВО, в закрытых воротами казематах стояли ракеты, потерны частично были заделаны кирпичными стенками. На внешних валах форта были построены котельная и несколько частных домов.

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ


Тихое и спокойное место просто приглашает сюда всех желающих отдохнуть душой и телом. И так было на протяжении многих последних лет. Но довольно часто отдыхающие забывают убирать за собой мусор. Сегодня, когда территория форта очищена от многочисленных зарослей кустарника, и до появления весенней растительности, видно, что мусор повсюду. «Черные» металлосборщики порезали наблюдательные пункты, чтобы сдать их на металлолом, а лет пять назад один еще был цел.

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

Первый наблюдательный пункт 2014 и 2020 гг.

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

Второй наблюдательный пункт 2014 и 2020 гг.

Паспорт объекта строительства не нашел, возможно плохо искал. Но вездесущие местные ребята, сказали, что будут склады. Хотя, как правило, информационные стенды для стройки должны стоять при въезде на стройплощадку, а также при выезде с нее. Оформление строительной площадки подобным образом является обязательным в соответствии с требованиями различных ведомств и инспекций.

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ


Форт I имеет хорошую сохранность (около 80 %) как земляных, так и кирпичных сооружений и представляет интерес как уникальный военно-исторический объект: он является единственным сохранившимся фортом первого кольца, не подвергшимся глубокой модернизации начала XX века.

Будем надеяться, что за забором он больше имеет шансов сохраниться, время покажет.

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ
Их наградила Родина
Рассказывая о сохранившемся фортификационном наследии Брестской крепости, я не могу не вспомнить о Петре Архипенко, который служил старшим производителем работ на строительстве форта лит А. Рассказывая о архитектурном наследии города Бреста, я не могу не вспомнить о городском особняке в стиле неоклассицизма (архитектор Семен Сидорчук) на ул. Карла Маркса, и его владельце, Павле Король, известном враче нашего города и общественном деятеле в период Межвоенной Польши.

Каждый раз мой рассказ прерывался на сентябрьских событиях 1939 года. И Петр Архипенко и Павел Король были арестованы сотрудниками НКВД. Судьба обоих сложилась трагически. Но сегодня рассказывая об этих людях и событиях развернувшихся в Бресте в результате военной операции Рабоче-крестьянской Красной армии в восточных областях Польской Республики, итогом которой стало их присоединение к Украинской и Белорусской ССР (в качестве Западной Украины и Западной Белоруссии соответственно), мой рассказ добавляется новыми фактами. Стало известно, кто их арестовывал и какой награды за это, и другие итоги своей работы, был удостоен. Но обо всем по порядку.

Их наградила Родина

Двухэтажный головной капонир форта лит А.

Из воспоминаний Владимира Догадина «Вместе с Д. М. Карбышевым» о его службе вместе с Петром Архипенко на строительстве фортов крепости Брест-Литовск: «Мой старший товарищ подполковник Архипенко, который стал нашим ближайшим начальником и заботливым хозяином, прекрасно организовал наше питание. Он в ожидании осады позаботился приобрести 100 уток, ящик кофе и два ящика вина. Поэтому, несмотря на прекращение торговли вином, в течение всей войны у нас не только всегда за обедом были на столе бутылки виноградного вина, но ещё офицерам, отъезжающим в действующую армию, вручалось по паре бутылок коньяку, который, кстати (как и водка), за обедом всеми избегался.

Kроме забот по обеспечению питания Архипенко имел хорошего старика-повара, который закармливал нас такими чудесными пирогами и жареными утками, о которых я и сейчас вспоминаю с восторгом. Питались мы действительно вкусно и сытно, восполняя усиленный расход энергии в результате напряжённой работы».

Их наградила Родина

Петр Петрович Архипенко. 15 октября 1914 г.

С началом Первой мировой войны подполковник Архипенко воевал на фронте, в 1915 году назначен начальником инженеров 4-й армии в звании полковник. С 1917 года в украинской армии. В армии гетмана Павла Скоропадского генерал-хорунжий Петр Архипенко был Начальником управления Главного инспектора военно-технических частей Генерального штаба.

В 1919 году вернулся из Киева в Брест-Литовск. Работал городским архитектором, но вскоре организовал частную строительную фирму, был одним из организаторов брестского отдела Русского благотворительного общества.

Брест тогда был одним из главных центров русского движения в Межвоенной Польше, во многом благодаря деятельности Петра Архипенко. В 1926 году была создана партия Русское народное объединение (РНО), которая ставила целью защиту прав русского и православного населения Польши. Петр Архипенко был избран председателем воеводского совета РНО, которое приняло активное участие в парламентских выборах в 1928 году. РНО провело в польский Сейм только одного депутата - его друга, брестского врача Павла Короля, именно, от Полесского воеводства.

Петр Архипенко участвовал также в подпольном монархическом движении, в частности в радикально антисоветской организации "Братство Русской Правды". В 30-е годы стал отходить от общественной и политической деятельности: в 1930 году вышел из правления РБО, а в 1934 - из воеводского совета РНО, после чего совет фактически прекратил свою деятельность.

Осенью 1939 года, после прихода Советской власти Петр Петрович Архипенко был арестован и дальнейшая его судьба неизвестна. Супруга и дочь высланы в 1940 году в Казахстан, Акмолинская область, Макивский район. село Капитоновка.

Павел Иосифович Король после окончания Первой мировой войны работал городским врачом в Бресте, где участвовал в деятельности городского совета. Был руководителем Русского общества милосердия в Бресте, вице-председателем местного отделения Лиги Воздушной и Противогазовой обороны и Общества собственников недвижимости. Был казначеем профсоюза врачей, членом Русской аграрного общества и Русской крестьянской организации.

Их наградила Родина

Улица Зыгмунтовска (сегодня Карла Маркса), справа на снимке дом Павла Иосифовича Король.

16 января 1927 года, в семье доктора случилась трагедия - на пороге собственного дома была убита его супруга. София Лазаревна Король была похоронена на Тришинском кладбище. В дальнейшем Павел Иосифович так и не женился, продолжая воспитывать двух сыновей.

На выборах 1928 года получил единственный депутатский мандат от Русского списка Сейма II созыва от Пинского округа № 60. В Сейме был представителем Русского национального объединения. После окончания депутатских полномочий продолжил заниматься врачебной деятельностью.

Осенью 1939 года, после прихода Советской власти Павел Иосифович был арестован и дальнейшая его судьба неизвестна.

После Второй мировой войны его дом использовался в качестве служебного жилья для руководителей Брестской области. С августа 1956 года по апрель 1959 года, будучи первым секретарем Брестского обкома КПБ, в этом доме вместе с семьей проживал Петр Миронович Машеров. В 2006 году в его честь на здании была установлена мемориальная доска.

Сегодня в интернете появился список сотрудников НКВД БССР, представляемых к правительственной награде за проводимую оперативно-чекистскую работу на территории Западной Белоруссии. В конце списка стоит подпись Наркома Внутренних Дел БССР, старшего майора Госбезопасности Лаврентия Цанавы. Документ хранится в Национальном Архиве Республики Беларусь в партийном фонде (НАРБ. — Ф. 4П. Оп. 1. Д. 13587. Л. 196 — 251).

Сканы этих документов были заказаны белорусским историком, архивистом, публицистом и поэтом Дмитрием Дрозд для сборника документов о событиях 1939 года, и сегодня их можно увидеть на сайте «Белорусского документационного центра» в открытом доступе (полная цифровая копия). https://bydc.info/news/944-ne-rassekrechennyj-kgb-sensatsionnyj-spisok-tsanavy-polna-tsifrovaya-kopiya

Их наградила Родина


Шишкин Дмитрий Васильевич, сержант Гос.Безопасности, старший оперуполномоченный 2-го отделения Брест-Литовского отделения НКВД. Именно этим человеком был арестован «председатель «русского народного объединения» КАРОЛЬ и его заместитель АРХИПЕНКО, бывший полковник царской армии, позже военный инженер, проводивший строительство Брестской крепости. Председатель ППС (Польская Партия Социалистов) г. Бреста ПАНКОНЕН, который в результате разоблачения выдал архив и организацию по городу».

По итогам своей работы в Бресте Дмитрий Шишкин был представлен к награде медалью «За трудовое отличие».

Их наградила Родина

Немецкий унтер-офицер и советский рядовой. Совместный снимок на Тереспольском укреплении Брестской крепости. В левой части кадра – польские военнопленные во временном лагере. 22 сентября 1939 г. Из коллекции Андрея Долговского (сайт https://www.svoboda.org/a/28844136.html).

Начальник Брест-Литовского уездного отдела НКВД, капитан Гос. Безопасности Придорогин Александр Николаевич был представлен к ордену «Красная Звезда». Интересна запись в графе «За что представляется к награде», где среди всего прочего есть интересное предложение «Возглавляя работу по фильтрации военнопленных в Брест-Литовском обменочном пункте, - организовал четкость в работе и глубокую агентурно - оперативную работу, в результате чего за последнее время из числа переданных с территории занятой немцами военнопленных 16 человек выявлены и разоблачены как агенты германской разведки».

Их наградила Родина


Видимо речь идет о обменочном пункте, который располагался на территории Авиационного острова (Тереспольского укрепления) Брестской крепости.

Их наградила Родина

Польские военнопленные во временном лагере. Тереспольское укрепление Брестской крепости, сентябрь 1939 г. Из коллекции Андрея Долговского (сайт https://www.svoboda.org/a/28844136.html).

К ордену «Знак Почета» был представлен Мурашкин Иван Павлович, лейтенант Государственной Безопасности, заместитель начальника УНКВД по Пинской области под непосредственным руководством которого «выявлены и арестованы: - президент города Бреста КОЛЬБУШ, депутат сейма ПАЧЕШНЯК, крупный помещик, он же председатель ППС Полесского воеводства. Руководитель ОЗОН г. Бреста, который признался в своей контр – революционной деятельности и выдал ряд своих соучастников. Выявлены и арестованы такие крупные контр – революционные деятели, как комиссар полиции города Бреста САПКОВСКИЙ и Министр юстиции МИХАЙЛОВСКИЙ».

Их наградила Родина


Президент города Брест-над-Бугом (1938-1939) и депутат Сейма IV и Vсозывов, Франтишек Кольбуш погиб весной 1940 года в Калинине, сегодня г. Тверь.

Их наградила Родина

Франтишек Кольбуш (11.06.1895 - 1940) //Narodowe Archiwum Cyfrowe//

Кроме всего прочего лейтенант Мурашкин участвовал в аресте «князя Радзивилла». Видимо речь идет о Леоне Владиславе Радзивилл. После смерти в 1935 году своего старшего брата Антония Альбрехта Леон Владислав получил большое наследство, став последним 17-м ординатом Несвижским и 14-м ординатом Клецким.
Поселившись в Несвиже, Леон Владислав Радзивилл занимался меценатством, сам неплохо рисовал.

С началом в 1939 году Второй мировой войны Несвижский замок стал прибежищем для многих беженцев из Варшавы. Сразу после входа 17 сентября 1939 года в Несвиж Красной армии князь был арестован и с семьей вывезен в Москву. Одновременно началось разграбление художественных и материальных ценностей замка. Благодаря связям с итальянскими аристократами удалось обменять Леона Радзивилла на узников режима Муссолини.
Иван Чайчиц +66 1761 1 комментарий
Ицхок Малмед из Бреста
Одним из героев сопротивления в Белостокском гетто стал уроженец нашего города Ицхок Малмед.

26 июля 1941 года в городе Белосток было создано гетто, в которое поселили от 40 до 60 тысяч евреев из города и окрестностей. Был создан юденрат во главе с Гедалией Роземанном, а затем новый юденрат во главе с бывшим заместителем Роземанна Эфраимом Барашем. 1 августа 1941 года гетто стало закрытым, без возможности его покинуть. Оно располагалось между улицами Липовой, Преязд, Полеской и Сенкевича и было обнесено стеной с тремя охраняемыми выездными воротами.

Начало движению сопротивления в Белостокском гетто было положено в ноябре 1941 года.

Первые вооружённые столкновения в гетто произошли во время акции депортации 5—12 февраля 1943 года. «Блок А» предпринял попытку защиты населения и организации отпора, атаковав солдат и принадлежащие немцам здания на территории гетто. «Блок В» в февральских боях участия не принял. В ходе боёв было убито около 30 немецких солдат и украинских полицейских.

Эта попытка вооружённого сопротивления принесла большие потери. Погибли от 800 до 2 тысяч человек, а 10 тысяч были вывезены с Фабричного (Полесского) вокзала в Треблинку.

Самооборона носила ограниченный характер. Это было обусловлено двумя причинами: недостаточным военным опытом и слабой вооружённостью бойцов. Тем не менее, несколько групп подпольщиков оказали немцам яростное сопротивление.

Во время акции 7 февраля Ицхок Малмед, один из высылаемых, находившийся в группе евреев у дома по ул. Купеческой № 29, вынул из кармана бутылку с соляной кислотой и выплеснул её в лицо одному из эсэсовцев. Ослеплённый солдат открыл огонь из автомата, убив при этом другого эсэсовца. Малмед, воспользовавшись замешательством, сумел скрыться.

Проинформированный о случившемся комендант гестапо Фриц Фредль приказал расстрелять группу мужчин, женщин и детей, живших поблизости от места происшествия. После этого немцы пригнали другую группу евреев, которых заставили похоронить жертв расстрела. Тела были присыпаны только тонким слоем земли. Часть жертв были ещё живы, их руки пытались разгрести засыпающую их землю.

Убитого солдата занесли в здание юденрата и положили на стол Эфраима Бараша. Фредль произнёс следующее: «Посмотри, что сделали твои еврейские преступники. Сейчас мы им отомстим. Посмотри, на что мы способны». Фредль поставил ультиматум: виновник должен сдаться в течение 24 часов, или всё гетто будет уничтожено вместе с жителями. Бараш, понимающий всю серьёзность ситуации, послал Малмеду сообщение с просьбой о сдаче, чтобы попытаться спасти тысячи жизней. После получения послания Бараша Малмед сдался нацистам.

Подпольщики пытались освободить героя, но арестованного надёжно охраняли, и даже еврейская полиция не могла к нему приблизиться. Мордехай Тененбаум описывал мужество Малмеда в своем дневнике. Малмед когда его спросили, почему он напал на немецкого солдата, ответил: «Я ненавижу вас. Жаль, что я убил только одного. На моих глазах убили моих родителей. Тысячи евреев были убиты в Слониме передо мной. Ни чуть не жалею о том, что я сделал».
Тененбаум пытался передать Малмеду в тюрьму яд, но все было безуспешно.

Ицхок Малмед из Бреста

Ворота в гетто на ул. Купеческой. Снимок из сборов Яна Муравского.

На следующее утро, 8 февраля, ровно 77 лет назад, Ицхок Малмед был повешен на улице Купеческой, в воротах юденрата, поблизости от места своего подвига. Несмотря на перенесённые пытки, он до последнего мгновения проклинал нацистских убийц. Первоначально верёвка оборвалась, и немцы открыли огонь по упавшему телу, а потом заново его повесили, оставив так висеть на 48 часов.

Ицхок Малмед из Бреста

Ицхок Малмед из Бреста

Мемориальный памятник Ицхоку Малмеду, члену еврейского подполья в Белостокском гетто.

После Второй мировой войны улица Купеческая была переименована в улицу имени Ицхока Малмеда, а на месте его гибели установлена памятная доска.

Ицхок Малмед родился в городе Брест-Литовск в 1903 году и его имя вписано в историю еврейского сопротивления нацизму.

Ицхок Малмед из Бреста

Мемориальная доска Ицхоку Малмеду в Белостоке.

Ицхок Малмед из Бреста

Улица имени Ицхока Малмеда в Белостоке.

Свяжитесь с нами по телефонам:

+375 29 7 956 956
+375 29 3 685 685
realbrest@gmail.com

И мы опубликуем Вашу историю.