Жилой дом по ул. Московской, 245 в г. Брестеa-brest.by квартирыГинекологическое отделениеАвтоброкНАРКОЛОГИЧЕСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ БРЕСТ, ПЛОЩАДЬ СВОБОДЫ, 5

ГлавнаяБлогиИщу необыкновенное в обыкновенном и обыкновенное в необыкновенном

Ищу необыкновенное в обыкновенном и обыкновенное в необыкновенном

+778 RSS-лента RSS-лента
Автор блога: Иван Чайчиц
Скоро будет юбилей!
Скажу честно, из всего, что осталось от фортификационного наследия крепости Брест-Литовск, мне больше нравится форт VII. За долгие годы изучения всего этого добра, разумеется, того, что сохранилось хоть в каком-то виде, мне удалось побывать на всех фортах, оборонительных казармах, погребах и так далее. Где-то полная разруха, где-то наоборот. По-всякому. Но вот сегодня рванули ноги в V форт.

Сейчас для изучения таких мест самое благоприятное время. Уже совсем скоро пойдет буйство зелени, и многое скроется от глаз до самой глубокой осени. Хотя стоит заметить и поблагодарить, за то, что территорию V форта регулярно чистят от зарослей. В помощь людям приходят также местные бобры, которые валят деревья вдоль водяного рва.

Скоро будет юбилей!

Скоро будет юбилей!


Совсем нет желания описывать вам все эти фортификационные премудрости. Мы живем в такое время, что вы и без меня сможете найти всю информацию о строительстве и модернизации этого памятника архитектуры.

Пройдемся лишь по некоторым историческим фактам из жизни этого гиганта. Форт возведен в 1879–1880 годах, как одно из передовых укреплений крепости. В ходе нескольких модернизаций 1886–1889 гг. и 1906-1912 гг. укрепление было весьма усиленно, в том числе и бетоном. Вот как интересно получается. Знал или нет, штабс-капитан Иван Осипович Белинский, под чьим руководством форт был усилен бетоном, что «отец русского цемента», химик, ученик Дмитрия Менделеева, был когда-то учеником Александровского Брестского кадетского корпуса, который располагался на Волынском укреплении Брестской крепости. Звали этого человека Алексей Романович Шуляченко, Александровский корпус он окончил в 1859 году. Алексей Шуляченко участвовал в разработке первых Российских технических условий на цемент и научных номенклатур вяжущих. Первым предложил и научно обосновал применение смешанных (известково-цементных) строительных растворов для каменной кладки. Активно содействовал возникновению и развитию цементной промышленности. После его смерти, в 1903 году, на надгробии, где памятное посвящение, есть такое предложение: «Цементные, бетонные и железобетонные заводы». Владельцы этих заводов прекрасно понимали, кому они обязаны своим состоянием и денег на памятник не пожалели. Представляете, как история закручена? А ведь практически все форты и фортификационные объекты крепости были одеты в бетон накануне августа 1915 года.

Скоро будет юбилей!


При отступлении в 1915 году V форт не взорвали, уже хорошо. В период межвоенной Польши он использовался под склады. Кстати, в 30-х годах, если кто хотел ловить рыбу или раков в водяных рвах, в том числе и в водяном рву вокруг V форта, необходимо было купить абонемент. Стоил он 5 злотых на одного человека и действителен был только на один заход. Любители раков и рыбки с удовольствием этим пользовались. Можно было еще купить абонемент на выпас скота вблизи форта, разные были цены на коров, коз, лошадей.

Скоро будет юбилей!



С 1941 по 1944 гг., в период нацистской оккупации, форт использовался также под склады. Из воспоминаний жительницы Волынки Юзефы Яворек: «Помню, мы, дети, на 5-й форт все гулять ходили. Немцев уже не было, но были какие-то их склады что-ли. Нашли мы железные круглые банки с этикетками на немецком языке. Одна банка была пробита, и из нее вытекало сладкое вещество по вкусу и цвету, напоминающее мед, как нам тогда казалось. Я не ела, несла домой. А Хэлька наелась. Потом ей стало плохо, изо рта шла белая пена, родители испугались и спросили, что ели, мы говорим: «Мед». Потом отец с Данилом посмотрели на банки и сказали, что это, скорее всего, отрава для мух. Слава Богу, все закончилось благополучно, Хэльку спасли».

О том, что после 1945 года территория форта по-прежнему служила военным, говорят десятки оставленных надписей на его стенах. И на посту стояли, и привет передавали, и о дембеле мечтали… Эпиграфическое наследие форта весьма интересно.

Скоро будет юбилей!


Скоро будет юбилей!


Пожалуй, самая старая надпись, из тех, что удалось обнаружить, это надпись на немецком языке в горжевом капонире, есть предположение, что надпись оставили военнослужащие Германской армии в 1915-1918 гг.. Вот бы ее восстановить. Классная была бы фишка для туристов.

Скоро будет юбилей!


Ранее даже не догадывался, что орудийные казематы горжевого капонира использовали как «камеру» для тех, кто был арестован. Это стало известно благодаря оставленным надписям «здесь сидел под следствием», а таких несколько. Наиболее интересна та, где человек написал свое имя, фамилию и отчество «Посажен под следствие Зимин Юрий Сергеевич…».

Скоро будет юбилей!

Скоро будет юбилей!


На горжевой казарме удалось прочесть фамилию одного из руководителей Совесткого союза. Надпись полностью не сохранилась, времени то уже прошло достаточно много, вероятно она была нанесена в идеологических и воспитательных целях в конце 40-х начале 50-х годов, но фамилия автора этих несохранившихся строк сохранилась - /.Сталин/.

Скоро будет юбилей!


Для тех, кто является поклонником натурных видов вооружений, V форт будет очень интересен, там представлены образцы артиллерии различной мощности и назначения.

Скоро будет юбилей!

Скоро будет юбилей!


В 90-х годах территорию форта покинули военные, на небольшой промежуток времени «облюбовали» любители старины с автогенами, но вовремя было принято решение, и форт стал филиалом мемориального комплекса "Брестская крепость-герой". А еще ранее, в 1995 г., форт был включен в список историко-культурных ценностей Республики Беларусь. И если вернуться к названию материала «Скоро будет юбилей! », то на информационном стенде у входа на территорию форта, можно прочитать, что филиал «Музей V форт» был открыт 8 мая 200года. В этом году исполнится ровно 20 лет музею, а самому форту уже 140 лет.

Скоро будет юбилей!
Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске
В рамках проекта «Небо и земля Бреста в истории авиации» продолжаем знакомить заинтересованных читателей с интересными историческими фактами и событиями, так или иначе, связанных с авиацией.

Сегодня мы посмотрим на фотографии воздухоплавателя и фотографа Николая Анощенко, который в составе 12-й полевой воздухоплавательной роты, проследовал через наш город во время отступления Русской императорской армии в 1915 году.

Николай Анощенко фиксировал на фотокамеру обыденную жизнь своего подразделения во время службы в воздухоплавательной роте. Благодаря его снимкам мы с вами можем увидеть пребывание 12-й воздухоплавательной роты в крепости Брест-Литовск, на Тереспольском укреплении, летом 1915 года.

На снимках Николая Анощенко казематы под валгангом между I и II люнетами Тереспольского укрепления.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Казематы центральной ограды крепости Брест-Литовска. Анощенко Николай Дмитриевич. Лето 1915 г.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Военнослужащие Владивостокской воздухоплавательной роты в Брест-Литовской крепости. Анощенко Николай Дмитриевич. 1915 г.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Обстановка внутри центральной ограды крепости Брест-Литовск перед её сдачей. Анощенко Николай Дмитриевич. Лето 1915 г.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Казематы под валгангом между I и II люнетами Тереспольского укрепления. Фото Иван Чайчиц, 2012 год.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Воронка от бомбы, сброшенной немцами с аэроплана на бивак Владивостокского воздухоплавательного отряда. Анощенко Николай Дмитриевич. 1915 г. Брест-Литовск.

Не менее интересны фотографии Николая Анощенко сделанные во время отступления 12-й воздухоплавательной роты. В объектив его фотокамеры попали моменты, связанные с подъёмом аэростата, добычей газа для аэростатов на берегу реки Буг у Влодавы, остатки аэростата и парусного забора Владивостокской крепостной воздухоплавательной роты, уничтоженных бурей и многие другие.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Подъём аэростата. Анощенко Николай Дмитриевич.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Добыча газа для аэростатов на берегу реки Буг у Влодавы. Анощенко Николай Дмитриевич. Лето 1915 г.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Остатки аэростата и парусного забора Владивостокской крепостной воздухоплавательной роты, уничтоженных бурей. Анощенко Николай Дмитриевич. 11 июля 1915 г.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Воздухоплаватели за обедом на привале во время отхода от Хелма к Брест-Литовску. Неизвестный фотограф. Лето 1915 г.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Привал Владивостокского крепостного воздухоплавательного отряда по пути отхода от Хелма к Брест-Литовску. Анощенко Николай Дмитриевич. 1915 г.

Забавно выглядит снимок, где в кадр неизвестному фотографу, попал спящий Николай Анощенко, во время привала.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Прапорщик Анощенко Николай Дмитриевич, фронтовой фотограф, спит около палатки. Неизвестный фотограф. 1915 г.

Доводилось Николаю Анощенко делать снимки с воздуха крепости Осовец и ее укреплений. Крепость Осовец российская опорная крепость, возведённая на реке Бобры у польского местечка Осовице (ныне деревня Осовец-Крепость) в 50 километрах от города Белосток. Во многом крепость известна благодаря контратаке 13-й роты 226-го Землянского полка 24 июля (6 августа) 1915 года при отражении немецкой газовой атаки. Позже участники событий с немецкой стороны и европейские журналисты окрестили эту контратаку «атакой мертвецов».

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Крепость Осовец, снятая с аэростата. Анощенко Николай Дмитриевич. 1915 г.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Укрепления крепости Осовец, снятые с аэростата. Анощенко Николай Дмитриевич. 1915 г.

Николай Дмитриевич Анощенко - советский пионер авиации и воздухоплавания, изобретатель, кинематографист, режиссёр и педагог. Родился 25 сентября 1894 года в г. Белгороде в семье чиновника (юриста). Начинал обучение в Белгородской мужской гимназии имени герцога Эдинбургского, продолжил обучение в Курской гимназии, успешно окончил Московскую 2-ю гимназию. В его жизни сплелись две сферы человеческой деятельности – воздухоплавание и кинематография, в которых он добился блестящих результатов.

В детстве увлекался авиамоделированием, конструированием аэропланов, аэростатов и дирижаблей. В 1910 г. на первых в России состязаниях летающих моделей планеров в Москве занял призовое место и получил серебряный жетон из рук председателя жюри Н. Е. Жуковского.

5 мая 1917 г. первым в русской армии совершил прыжок с парашютом с привязного аэростата с высоты 720 метров.

В начале 1918 – вошёл в состав ВРК по авиации Московского военного округа. С 1920 – помощник начальника Полевого управления авиации и воздухоплавания. Возглавлял аэростатный отдел «Летучей лаборатории» - первого советского научно-исследовательского учреждения по авиации. 8 ноября 1922 г. во главе экипажа аэростата совершил юбилейный, 100-й свободный полёт дальностью 1273 км и продолжительностью 22 час 10 мин.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Диплом Н.Д. Анощенко – Первого Красного пилота-воздухоплавателя. 1920 г.


В советское время — начальник воздухоплавания Московского военного округа. Организатор Всесоюзных соревнований по авиамоделированию, один из основателей Добровольного общества друзей воздушного флота (ОДВФ) в марте 1923 г.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Н.Д. Анощенко, во время съёмки за кинокамерой. 1930-е гг.

Для создания учебных пособий освоил киносъемочную технику. В 1924 г. поступил в Московский институт кинематографии (по другой версии - в 1924–1927 гг. учился на операторском отделении Государственной школы кинематографии (будущего ВГИК)). Режиссер девяти и оператор одиннадцати художественных и документальных фильмов. Первые его фильмы, созданные в 1918–1923 гг., были посвящены развитию советской авиации: «Самолет», «Красный воздушный флот», «Люди-птицы» и др. В 1924-1956 гг. преподаватель ГИК (впоследствии - ВГИК), вел курсы «Основы кинотехники», «Общая кинотехника», «Технология производства фильмов». Автор ряда изобретений в области кинематографии (в 1931 г. впервые предложил метод цветного кино «Спектроколор», по которому был снят фильм «Праздник труда»). С 1940 г. профессор кафедры операторского мастерства ВГИК, выпустил учебник «Основы кинематографии», выдержавший несколько переизданий, и монографию «Основы современной кинотехники» (Киев, 1949).

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Трижды Герой Советского Союза Иван Кожедуб (в центре), ветераны авиации Николай Анощенко (слева) и Борис Россинский во время XVI Всесоюзных состязаний летающих моделей.

Умер Николай Дмитриевич Анощенко 14 декабря 1974 г. Похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве.

Первый красный пилот-воздухоплаватель в Брест-Литовске

Подпрапорщик Ципляев и прапорщик Анощенко Николай Дмитриевич на аэростате во время разведки по реке Шаре. Неизвестный фотограф. 1915 г.
ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ
Путешествие по истории одного из объектов фортификационного наследия крепости Брест-Литовск.

Форт I (Козловичи) расположен на удалении от главной ограды крепости на расстоянии 3,5-4 км. Период строительства девяти ( I-IX ) номерных фортов первого пояса обороны крепости Брест-Литовск велся в 1878 – 1888 годах. Форт I построен в период 1879 – 1880 гг.

«Форт I расположен примерно в пяти километрах к северу от Брестской крепости, у деревни Козловичи. Возводился по единому проекту с фортами II и III.
Первые три форта крепости Брест-Литовск возводились в районе впереди Кобринского укрепления у деревень Козловичи, Березовка и Тришин. Форты возводились по единому проекту и являлись первыми тремя из семи возводимых передовых укреплений. Рекогносцировочные работы на месте будущих фортов велись с 1876 года, строительные начались в 1879 году и продолжались один год. Форты представляли собой полудолговременные укрепления в форме редута с двумя фасами, двумя фланками и горжей, усиленные казематированными постройками. Рвы фортов сухие, треугольного профиля (каменный контрэскарп отсутствовал). В горже укрепления устроен вал, в нем имеются 4 открытых проезда для сообщения. В исходящих углах укреплений под всей толщей земляного вала располагаются 3 потерны, соединяющие фортовый двор со рвом. К потернам примыкают расположенные под валгангом расходные пороховые погребки, по два при каждой потерне. Четыре погребка предназначены для хранения 480 бочонков с зарядами, два – для хранения снарядов. Каждый погребок имеет специальный боковой коридор для установки керосиновой лампы. Из центральной потерны на валганг выходят два, а из боковых – по одному люку, предназначенному для подъема снарядов и зарядов на вал. Бочки с порохом размещались на деревянном стеллаже. Для того чтобы избежать появления искры при касании металла о металл, все металлические части дверей погреба – петли, щеколды, задвижки, даже замки и замочные ключи – были изготовлены из красной меди. Погреб запирался деревянными двустворчатыми дверями, обитыми кровельным железом, за ними были установлены одностворчатые решетчатые двери, которые позволяли вентилировать хранилища в теплое время года.
На фасах и фланках сооружены 8 казематированных траверсов, имеющие казематированные убежища на уровне внутреннего двора укрепления. Каждое убежище представляет собой одноэтажный сводчатый каземат площадью 36 кв. м, предназначенный для размещения 5–9 человек орудийной прислуги. В казематах были устроены асфальтовые полы, установлены унтермарковские печи для обогрева в зимнее время. В фасадной стене каземата имелось два окна и двухстворчатые деревянные двери.

К горже укрепления примыкают два больших земляных траверса, пересекающие внутреннюю часть укрепления и прикрывающие ее от боковых выстрелов.
Стоимость строительства одного форта с учетом проложенной к нему военной дороги составила 211 527 рублей 49 копеек. Согласно табели нормального вооружения крепости Брест-Литовск 1895 года, форт был вооружен четырьмя 8-дм пушками, одиннадцатью 6-дм пушками в 190 пудов, тремя 12-фунтовыми пушками, тремя 24-фунтовыми пушками и четырьмя полупудовыми мортирами.

Форты давали возможность обстреливать впередилежащую местность, блокировали неприятелю возможность переправиться через реку Буг (I форт) и фактически являлись артиллерийскими батареями для района обороняемой местности впереди Кобринского укрепления. При этом на фортах отсутствовала горжевая казарма, что не позволяло размещать в них гарнизон мирного времени и не обеспечивало весь гарнизон форта безопасными убежищами.

Вопрос модернизации данных укреплений возник практически сразу после завершения их строительства – в 1881 году был разработан проект усиления, предусматривающий постройку центрального капонира и двух полукапониров, устройство каменного контрэскарпа на фасах и фланках и отдельной эскарпной стенки в горже, а также строительство горжевой казармы на 10 казематов. Общая смета предложенных работ составляла 192 500 руб. на один форт. Однако данным планам не суждено было осуществиться – вместо модернизации двух фортов за 384 тысячи руб. было принято решение о постройке в промежутках двух новых, что потребовало почти 600 тысяч руб. и позволило вдвое сократить межфортовые промежутки на наиболее важном для крепости северном направлении.

Первый форт частично сохранился, второй полностью уничтожен в результате хозяйственной деятельности, в третьем сохранилось 3 каземата.»

Источник: https://brestdatabase.by/content/fort-i

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ


После Первой мировой войны помещения форта использовались в качестве интендантских складов польской армией. Задачу по охране выполняли военнослужащие 82 Сибирского Полка Стрельцов им. Тадеуша Костюшки. На охрану объекта ежедневно заступали один капрал и трое рядовых.

В 1940 году на западной границе Советского Союза приступили к возведению новых укрепленных районов (УРов.) Так называемая Линия Молотова. На территории форта начались строительные работы, были построены долговременные огневые точки. В случае начала боевых действий оборону в долговременных огневых сооружениях должны были держать военнослужащие 18-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона (командир майор Н.П.Бирюков) 62-го Брест-Литовского укрепленного района (командир генерал-майор М.И.Пузырев).

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

Артиллерийский полукапонир (АПК), который вооружался двумя 76-мм пушками Л-17.

Форт I в боевых действиях Первой и Второй мировой войны не участвовал.

Сегодня на этих суровых стенах некогда грозных объектов можно увидеть интересные надписи. На контрфорсе одного из расходных погребов Олег Полищук обнаружил несколько надписей нацарапанных острым предметом. Было определено, что надписи на грузинском языке. Благодаря Наталье Зданевич (Фонд развития Брестской крепости) мы связались с Мамукой Хантадзе (Издатель, директор центра по обучению издательского дела) из Тбилиси (Грузия) который в течении нескольких месяцев работал по нашей просьбе с расшифровкой надписей. И вот какой ответ мы получили. « Добрый день! По первой фотографии: верхняя надпись "Буба". Мы думаем, что это может быть и Буга (ბუღა), и Бута (ბუტა). Т.к. третья буква не четкая, с трещинами на кирпиче, то есть сомнения, какая из букв написана. Все три варианта - грузинские имена в ласковых формах. И у них не обязательно есть однокоренная связка с полными именами.

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

Фото Олег Полищук

Следующая надпись ძაღლი არჩილა - собака Арчил. В правильном варианте имя Арчил пишется არჩილი. В данном случае ა(а) на конце имени обозначает диалект, присущий жителям западной Грузии. Грузины себя собакой не называют, поэтому эту надпись или сделал не Арчил, или это мог написать он сам, но только в значении "судьба Арчила как у собаки", что у нас означает "удачная, счастливая судьба". После даты 1940.1.7 первая буква похожа на "и", дальше не разборчиво.

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

Фото Олег Полищук

По второй фотографии: Читается как "Арчил дзагло". О на конце слова говорит о том, что слово собака (ძაღლი) написана в падеже, который используется в грузинском для обращения. Поэтому эта надпись переводится, как "Арчил - ты собака". Внизу подпись ფ(ф) может быть на самом деле сочетанием двух букв "ავ" (ав). Т.к. верх изображения как раз попадает на стык кирпичей, то могут быть оба варианта. Кстати, если к сочетанию ავ была бы приписана ещё одна буква "ო", то получилось бы слово "ავო"(Аво) - злой, тоже в качестве обращения от слова ავი. И тогда по смыслу все слова сочетаются. Арчил - ты злая собака». Вот такая интересная информация стала известна, а ведь изначально считали, что это кто-то написал оскорбительное слово в адрес Арчила.

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ


Возможно, эти надписи оставил Банетишвили Арчил Иванович, рядовой, стрелок, 1908 года рождения. Его воинский адрес по последнему письму БССР, гор. Брест. Связь с ним прекратилась в июне 1941 года.

Интересными являются и сохранившиеся надписи на стене одного из казематов. Видимо здесь располагалась какое-то время конюшня.

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ


В послевоенные годы на территории форта располагалась в/ч ПВО, в закрытых воротами казематах стояли ракеты, потерны частично были заделаны кирпичными стенками. На внешних валах форта были построены котельная и несколько частных домов.

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ


Тихое и спокойное место просто приглашает сюда всех желающих отдохнуть душой и телом. И так было на протяжении многих последних лет. Но довольно часто отдыхающие забывают убирать за собой мусор. Сегодня, когда территория форта очищена от многочисленных зарослей кустарника, и до появления весенней растительности, видно, что мусор повсюду. «Черные» металлосборщики порезали наблюдательные пункты, чтобы сдать их на металлолом, а лет пять назад один еще был цел.

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

Первый наблюдательный пункт 2014 и 2020 гг.

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

Второй наблюдательный пункт 2014 и 2020 гг.

Паспорт объекта строительства не нашел, возможно плохо искал. Но вездесущие местные ребята, сказали, что будут склады. Хотя, как правило, информационные стенды для стройки должны стоять при въезде на стройплощадку, а также при выезде с нее. Оформление строительной площадки подобным образом является обязательным в соответствии с требованиями различных ведомств и инспекций.

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ


Форт I имеет хорошую сохранность (около 80 %) как земляных, так и кирпичных сооружений и представляет интерес как уникальный военно-исторический объект: он является единственным сохранившимся фортом первого кольца, не подвергшимся глубокой модернизации начала XX века.

Будем надеяться, что за забором он больше имеет шансов сохраниться, время покажет.

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ
Их наградила Родина
Рассказывая о сохранившемся фортификационном наследии Брестской крепости, я не могу не вспомнить о Петре Архипенко, который служил старшим производителем работ на строительстве форта лит А. Рассказывая о архитектурном наследии города Бреста, я не могу не вспомнить о городском особняке в стиле неоклассицизма (архитектор Семен Сидорчук) на ул. Карла Маркса, и его владельце, Павле Король, известном враче нашего города и общественном деятеле в период Межвоенной Польши.

Каждый раз мой рассказ прерывался на сентябрьских событиях 1939 года. И Петр Архипенко и Павел Король были арестованы сотрудниками НКВД. Судьба обоих сложилась трагически. Но сегодня рассказывая об этих людях и событиях развернувшихся в Бресте в результате военной операции Рабоче-крестьянской Красной армии в восточных областях Польской Республики, итогом которой стало их присоединение к Украинской и Белорусской ССР (в качестве Западной Украины и Западной Белоруссии соответственно), мой рассказ добавляется новыми фактами. Стало известно, кто их арестовывал и какой награды за это, и другие итоги своей работы, был удостоен. Но обо всем по порядку.

Их наградила Родина

Двухэтажный головной капонир форта лит А.

Из воспоминаний Владимира Догадина «Вместе с Д. М. Карбышевым» о его службе вместе с Петром Архипенко на строительстве фортов крепости Брест-Литовск: «Мой старший товарищ подполковник Архипенко, который стал нашим ближайшим начальником и заботливым хозяином, прекрасно организовал наше питание. Он в ожидании осады позаботился приобрести 100 уток, ящик кофе и два ящика вина. Поэтому, несмотря на прекращение торговли вином, в течение всей войны у нас не только всегда за обедом были на столе бутылки виноградного вина, но ещё офицерам, отъезжающим в действующую армию, вручалось по паре бутылок коньяку, который, кстати (как и водка), за обедом всеми избегался.

Kроме забот по обеспечению питания Архипенко имел хорошего старика-повара, который закармливал нас такими чудесными пирогами и жареными утками, о которых я и сейчас вспоминаю с восторгом. Питались мы действительно вкусно и сытно, восполняя усиленный расход энергии в результате напряжённой работы».

Их наградила Родина

Петр Петрович Архипенко. 15 октября 1914 г.

С началом Первой мировой войны подполковник Архипенко воевал на фронте, в 1915 году назначен начальником инженеров 4-й армии в звании полковник. С 1917 года в украинской армии. В армии гетмана Павла Скоропадского генерал-хорунжий Петр Архипенко был Начальником управления Главного инспектора военно-технических частей Генерального штаба.

В 1919 году вернулся из Киева в Брест-Литовск. Работал городским архитектором, но вскоре организовал частную строительную фирму, был одним из организаторов брестского отдела Русского благотворительного общества.

Брест тогда был одним из главных центров русского движения в Межвоенной Польше, во многом благодаря деятельности Петра Архипенко. В 1926 году была создана партия Русское народное объединение (РНО), которая ставила целью защиту прав русского и православного населения Польши. Петр Архипенко был избран председателем воеводского совета РНО, которое приняло активное участие в парламентских выборах в 1928 году. РНО провело в польский Сейм только одного депутата - его друга, брестского врача Павла Короля, именно, от Полесского воеводства.

Петр Архипенко участвовал также в подпольном монархическом движении, в частности в радикально антисоветской организации "Братство Русской Правды". В 30-е годы стал отходить от общественной и политической деятельности: в 1930 году вышел из правления РБО, а в 1934 - из воеводского совета РНО, после чего совет фактически прекратил свою деятельность.

Осенью 1939 года, после прихода Советской власти Петр Петрович Архипенко был арестован и дальнейшая его судьба неизвестна. Супруга и дочь высланы в 1940 году в Казахстан, Акмолинская область, Макивский район. село Капитоновка.

Павел Иосифович Король после окончания Первой мировой войны работал городским врачом в Бресте, где участвовал в деятельности городского совета. Был руководителем Русского общества милосердия в Бресте, вице-председателем местного отделения Лиги Воздушной и Противогазовой обороны и Общества собственников недвижимости. Был казначеем профсоюза врачей, членом Русской аграрного общества и Русской крестьянской организации.

Их наградила Родина

Улица Зыгмунтовска (сегодня Карла Маркса), справа на снимке дом Павла Иосифовича Король.

16 января 1927 года, в семье доктора случилась трагедия - на пороге собственного дома была убита его супруга. София Лазаревна Король была похоронена на Тришинском кладбище. В дальнейшем Павел Иосифович так и не женился, продолжая воспитывать двух сыновей.

На выборах 1928 года получил единственный депутатский мандат от Русского списка Сейма II созыва от Пинского округа № 60. В Сейме был представителем Русского национального объединения. После окончания депутатских полномочий продолжил заниматься врачебной деятельностью.

Осенью 1939 года, после прихода Советской власти Павел Иосифович был арестован и дальнейшая его судьба неизвестна.

После Второй мировой войны его дом использовался в качестве служебного жилья для руководителей Брестской области. С августа 1956 года по апрель 1959 года, будучи первым секретарем Брестского обкома КПБ, в этом доме вместе с семьей проживал Петр Миронович Машеров. В 2006 году в его честь на здании была установлена мемориальная доска.

Сегодня в интернете появился список сотрудников НКВД БССР, представляемых к правительственной награде за проводимую оперативно-чекистскую работу на территории Западной Белоруссии. В конце списка стоит подпись Наркома Внутренних Дел БССР, старшего майора Госбезопасности Лаврентия Цанавы. Документ хранится в Национальном Архиве Республики Беларусь в партийном фонде (НАРБ. — Ф. 4П. Оп. 1. Д. 13587. Л. 196 — 251).

Сканы этих документов были заказаны белорусским историком, архивистом, публицистом и поэтом Дмитрием Дрозд для сборника документов о событиях 1939 года, и сегодня их можно увидеть на сайте «Белорусского документационного центра» в открытом доступе (полная цифровая копия). https://bydc.info/news/944-ne-rassekrechennyj-kgb-sensatsionnyj-spisok-tsanavy-polna-tsifrovaya-kopiya

Их наградила Родина


Шишкин Дмитрий Васильевич, сержант Гос.Безопасности, старший оперуполномоченный 2-го отделения Брест-Литовского отделения НКВД. Именно этим человеком был арестован «председатель «русского народного объединения» КАРОЛЬ и его заместитель АРХИПЕНКО, бывший полковник царской армии, позже военный инженер, проводивший строительство Брестской крепости. Председатель ППС (Польская Партия Социалистов) г. Бреста ПАНКОНЕН, который в результате разоблачения выдал архив и организацию по городу».

По итогам своей работы в Бресте Дмитрий Шишкин был представлен к награде медалью «За трудовое отличие».

Их наградила Родина

Немецкий унтер-офицер и советский рядовой. Совместный снимок на Тереспольском укреплении Брестской крепости. В левой части кадра – польские военнопленные во временном лагере. 22 сентября 1939 г. Из коллекции Андрея Долговского (сайт https://www.svoboda.org/a/28844136.html).

Начальник Брест-Литовского уездного отдела НКВД, капитан Гос. Безопасности Придорогин Александр Николаевич был представлен к ордену «Красная Звезда». Интересна запись в графе «За что представляется к награде», где среди всего прочего есть интересное предложение «Возглавляя работу по фильтрации военнопленных в Брест-Литовском обменочном пункте, - организовал четкость в работе и глубокую агентурно - оперативную работу, в результате чего за последнее время из числа переданных с территории занятой немцами военнопленных 16 человек выявлены и разоблачены как агенты германской разведки».

Их наградила Родина


Видимо речь идет о обменочном пункте, который располагался на территории Авиационного острова (Тереспольского укрепления) Брестской крепости.

Их наградила Родина

Польские военнопленные во временном лагере. Тереспольское укрепление Брестской крепости, сентябрь 1939 г. Из коллекции Андрея Долговского (сайт https://www.svoboda.org/a/28844136.html).

К ордену «Знак Почета» был представлен Мурашкин Иван Павлович, лейтенант Государственной Безопасности, заместитель начальника УНКВД по Пинской области под непосредственным руководством которого «выявлены и арестованы: - президент города Бреста КОЛЬБУШ, депутат сейма ПАЧЕШНЯК, крупный помещик, он же председатель ППС Полесского воеводства. Руководитель ОЗОН г. Бреста, который признался в своей контр – революционной деятельности и выдал ряд своих соучастников. Выявлены и арестованы такие крупные контр – революционные деятели, как комиссар полиции города Бреста САПКОВСКИЙ и Министр юстиции МИХАЙЛОВСКИЙ».

Их наградила Родина


Президент города Брест-над-Бугом (1938-1939) и депутат Сейма IV и Vсозывов, Франтишек Кольбуш погиб весной 1940 года в Калинине, сегодня г. Тверь.

Их наградила Родина

Франтишек Кольбуш (11.06.1895 - 1940) //Narodowe Archiwum Cyfrowe//

Кроме всего прочего лейтенант Мурашкин участвовал в аресте «князя Радзивилла». Видимо речь идет о Леоне Владиславе Радзивилл. После смерти в 1935 году своего старшего брата Антония Альбрехта Леон Владислав получил большое наследство, став последним 17-м ординатом Несвижским и 14-м ординатом Клецким.
Поселившись в Несвиже, Леон Владислав Радзивилл занимался меценатством, сам неплохо рисовал.

С началом в 1939 году Второй мировой войны Несвижский замок стал прибежищем для многих беженцев из Варшавы. Сразу после входа 17 сентября 1939 года в Несвиж Красной армии князь был арестован и с семьей вывезен в Москву. Одновременно началось разграбление художественных и материальных ценностей замка. Благодаря связям с итальянскими аристократами удалось обменять Леона Радзивилла на узников режима Муссолини.
Иван Чайчиц +66 1196 1 комментарий
Ицхок Малмед из Бреста
Одним из героев сопротивления в Белостокском гетто стал уроженец нашего города Ицхок Малмед.

26 июля 1941 года в городе Белосток было создано гетто, в которое поселили от 40 до 60 тысяч евреев из города и окрестностей. Был создан юденрат во главе с Гедалией Роземанном, а затем новый юденрат во главе с бывшим заместителем Роземанна Эфраимом Барашем. 1 августа 1941 года гетто стало закрытым, без возможности его покинуть. Оно располагалось между улицами Липовой, Преязд, Полеской и Сенкевича и было обнесено стеной с тремя охраняемыми выездными воротами.

Начало движению сопротивления в Белостокском гетто было положено в ноябре 1941 года.

Первые вооружённые столкновения в гетто произошли во время акции депортации 5—12 февраля 1943 года. «Блок А» предпринял попытку защиты населения и организации отпора, атаковав солдат и принадлежащие немцам здания на территории гетто. «Блок В» в февральских боях участия не принял. В ходе боёв было убито около 30 немецких солдат и украинских полицейских.

Эта попытка вооружённого сопротивления принесла большие потери. Погибли от 800 до 2 тысяч человек, а 10 тысяч были вывезены с Фабричного (Полесского) вокзала в Треблинку.

Самооборона носила ограниченный характер. Это было обусловлено двумя причинами: недостаточным военным опытом и слабой вооружённостью бойцов. Тем не менее, несколько групп подпольщиков оказали немцам яростное сопротивление.

Во время акции 7 февраля Ицхок Малмед, один из высылаемых, находившийся в группе евреев у дома по ул. Купеческой № 29, вынул из кармана бутылку с соляной кислотой и выплеснул её в лицо одному из эсэсовцев. Ослеплённый солдат открыл огонь из автомата, убив при этом другого эсэсовца. Малмед, воспользовавшись замешательством, сумел скрыться.

Проинформированный о случившемся комендант гестапо Фриц Фредль приказал расстрелять группу мужчин, женщин и детей, живших поблизости от места происшествия. После этого немцы пригнали другую группу евреев, которых заставили похоронить жертв расстрела. Тела были присыпаны только тонким слоем земли. Часть жертв были ещё живы, их руки пытались разгрести засыпающую их землю.

Убитого солдата занесли в здание юденрата и положили на стол Эфраима Бараша. Фредль произнёс следующее: «Посмотри, что сделали твои еврейские преступники. Сейчас мы им отомстим. Посмотри, на что мы способны». Фредль поставил ультиматум: виновник должен сдаться в течение 24 часов, или всё гетто будет уничтожено вместе с жителями. Бараш, понимающий всю серьёзность ситуации, послал Малмеду сообщение с просьбой о сдаче, чтобы попытаться спасти тысячи жизней. После получения послания Бараша Малмед сдался нацистам.

Подпольщики пытались освободить героя, но арестованного надёжно охраняли, и даже еврейская полиция не могла к нему приблизиться. Мордехай Тененбаум описывал мужество Малмеда в своем дневнике. Малмед когда его спросили, почему он напал на немецкого солдата, ответил: «Я ненавижу вас. Жаль, что я убил только одного. На моих глазах убили моих родителей. Тысячи евреев были убиты в Слониме передо мной. Ни чуть не жалею о том, что я сделал».
Тененбаум пытался передать Малмеду в тюрьму яд, но все было безуспешно.

Ицхок Малмед из Бреста

Ворота в гетто на ул. Купеческой. Снимок из сборов Яна Муравского.

На следующее утро, 8 февраля, ровно 77 лет назад, Ицхок Малмед был повешен на улице Купеческой, в воротах юденрата, поблизости от места своего подвига. Несмотря на перенесённые пытки, он до последнего мгновения проклинал нацистских убийц. Первоначально верёвка оборвалась, и немцы открыли огонь по упавшему телу, а потом заново его повесили, оставив так висеть на 48 часов.

Ицхок Малмед из Бреста

Ицхок Малмед из Бреста

Мемориальный памятник Ицхоку Малмеду, члену еврейского подполья в Белостокском гетто.

После Второй мировой войны улица Купеческая была переименована в улицу имени Ицхока Малмеда, а на месте его гибели установлена памятная доска.

Ицхок Малмед родился в городе Брест-Литовск в 1903 году и его имя вписано в историю еврейского сопротивления нацизму.

Ицхок Малмед из Бреста

Мемориальная доска Ицхоку Малмеду в Белостоке.

Ицхок Малмед из Бреста

Улица имени Ицхока Малмеда в Белостоке.
ЯКIМ БУДЗЕ БРЭСТ
30 января 1945 года, в газете «Звязда», вышел интересный материал «Якiм будзе Брэст» о реконструкции нашего города . Вторая Мировая война ещё продолжалась, через Брестский железнодорожный узел шли воинские эшелоны на запад, но город постепенно начинал жить мирной жизнью. Давайте узнаем, какие планы были у брестских архитекторов, спустя шесть месяцев после освобождения города (28 июля 1944 г.) от нацистской оккупации.

Брэст, 27 студзеня (Белта). Брыгада архiтэктараў, якая працавала над праектам рэканструкцыi горада Брэста, закончыла сваю работу. У гутарцы з карэспандэнтам Белта кiраўнiк брыгады галоўны архiтэктар А. I. Лукашвiлi расказаў аб плане работ разлiчаных на найкарацейшыя тэрмiны.

У часе свайго гаспадарання нямецкiя акупанты разбурылi горад, нанеслi вялiкiя страты жыллёва-камунальнай гаспадарцы.


Новы план рэканструкцыi Брэста прадугледжвае каласальны аб'ём работ. Усе раней iснаваўшыя недахопы ў планiроўцы горада будуць лiквiдаваны. Поўнасцю рэканструiруецца праспект «17 верасня» (сейчас ул. Ленина). Ён будзе асноўнай магiстраллю, якая злучае горад з вакзалам. Тут ствараецца прывакзальная плошча з гасцiнiцай на 300 месц. Па гэтаму праспекту, супраць будынка аблвыканкома, праектуецца трыумфальная плошча. Перад ёю будзе ўстаноўлена манументальная скульптура таварыша Сталiна. На пастаменце-тэкст загада Вярхоўнага Галоўнакамандуючага дывiзiям, вызвалiўшым Брэст. Цэнтральную плошчу акружаюць прыгожыя будынкi Дома культуры, кiнотэатра, Дома Чырвонай Армii, гарадской бiблiятэкi. У паўднёва-заходняй частцы горада планiруецца будаўнiцтва парка культуры i адпачынку. Над ракой Мухавец запраектавана будаўнцтва наберажнай з добра абсталяванай воднай станцыяй. У раёне вулiц Куйбышэва, Кiрава, Iнтэрнацыянальнай, Менжынскага будуць створаны жылыя камбiнаты i размешчаны ўсе ўстановы гандлёвай сеткi. На Магазiннай плошчы будзе пабудаван помнiк Владзiмiру Iльiчу Ленiну. Вулiцы, якiя iдуць параллельна праспекту «17 верасня», будуць таксама поўнасцю рэканструiраваны.

Першыя будаўнiчыя работы пачнуцца з лiпеня г.г.

ЯКIМ БУДЗЕ БРЭСТ

Брест, 1950-е. (Фото носит иллюстративный характер).

Сердечная благодарность за помощь при подготовке материала Владимиру Садовскому.
Иван Чайчиц +11 608 1 комментарий
Брест в объективе Анатолия Павловича
1895-1918 годы называют «золотым веком» почтовой открытки. В эти десятилетия почтовые карточки претерпели серьезные изменения и приобрели большое значение как средство коммуникации. Популярность открытки была тесно связана с расширением общественных, а - именно - географических границ и возможностью путешествовать, которая появилась в конце XIX столетия, благодаря широкому развитию железных дорог. Почтовые открытки стали неотъемлемым атрибутом туризма.

В данном материале речь пойдёт о человеке, имя которого известно многим собирателям старых почтовых открыток с видами города Брест и не только.

Анатолий Николаевич Павлович родился 19 октября 1880 года в Полтаве в семье коллежского советника. Его отец Николай Лукич Павлович служил учителем, позже инспектором полтавской классической гимназии. Павловичи принадлежали к потомственному дворянству Полтавской губернии. Анатолий Николаевич Павлович был занесён в 3-ю часть дворянской родословной книги 25 июля 1902 года.

Анатолий Николаевич прошёл обучение в гимназии, где служил его отец. В 1902 году переезжает в Петербург и поступает на физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета. В 1903 году Павлович переводится на первый курс юридического факультета. К этому времени его отца уже не было в живых, поэтому вслед за сыном в Санкт-Петербург переезжает мать Павловича Елена Александровна.

24 апреля 1912 года, так и не окончив полного университетского курса, Анатолий Николаевич Павлович направляет прошение об отчислении его из университета.

Кто ввёл Павловича в мир фотографического мастерства, открыв в нём талант и призвание фотографа, когда и где он учился этому ремеслу остаётся неизвестным. Одно не вызывает сомнений. За пять лет жизни в Петербурге Павлович настолько овладел навыками фотографирования, что в 1907 году его приняли на службу фотографом Этнографического Отдела Русского музея им. императора Александра III. Отныне делом его жизни станет искусство натурной фотографии.

Фотографы Отдела направлялись на сбор этнографических коллекций, как в составе экспедиций, так и самостоятельно. Анатолий Николаевич Павлович выезжал в 1908 и 1909 годах самостоятельно как фотограф в Черниговскую и Полтавскую губернии. Возможно, в этот период времени Павлович посещает и Гродненскую губернию, в состав которой входил уездный город Брест-Литовск.

Брест в объективе Анатолия Павловича

Брестъ-Литовскъ. Страховое агентство. Brest-Litowsk. L'agence d'assurance. Фот. А. Павловича.

В 1911 году, Анатолий Николаевич Павлович работает на Вологодчине в составе экспедиции под руководством архитектора-художника, члена-корреспондента Русского Археологического общества К.К. Романова.

Брест в объективе Анатолия Павловича


Несколько ранее, в 1909 году, Анатолий Николаевич Павлович вступил в контакт с Санкт- Петербургским Попечительным комитетом о сёстрах милосердия Красного Креста Общины Святой Евгении, в массовом количестве издававшем почтовые карточки - открытые письма, в том числе со снимками городов и природных видов. Для Павловича это был шаг, принёсший ему широкую известность и в дальнейшем спасший его от неминуемого забвения. Всего по январь 1916 года Красным Крестом было издано около 350 открыток с надпечаткой: по фот. А.Н. Павловича. Это были не только виды различных уголков Российской империи от Польши до Дальнего Востока, но и фотографии с картин отдельных художников.

Брест в объективе Анатолия Павловича


Вскоре после революции Анатолий Николаевич Павлович поселяется в Новгороде. Замечательные воспоминания о Павловиче оставил его непосредственный начальник, заведующий Губернским музеем, где он работал, Николай Григорьевич Порфиридов в своей книге, написанной в 1967 году. Рассказ о своих сослуживцах Порфиридов завершает Павловичем: «Наконец, нештатным сотрудником Губмузея и нашим общим спутником в поездках по губернии был фотограф Павлович. Этот замечательный человек и мастер своего дела оказался в Новгороде случайно. Приехав сюда с какой-то очередной реставрационной комиссией из Петрограда в 18-м или в 19-м году, он так и остался здесь, став постоянным жителем города. Его колоритная фигура была очень заметной на улицах довоенного Новгорода, можно сказать, одной из его достопримечательностей. Приезжавшие в Новгород художники, научные работники, уже бывавшие здесь раньше, при первом же посещении Губмузея обычно сообщали, расцветая доброй улыбкой: - А я уже видел (или видела) вашего Павловича.

Широкие серые брюки, забранные в стоптанные сапоги. Повязанный большим бантом галстук. Пышные усы и развевающиеся по ветру волосы на непокрытой голове придавали облику Павловича что-то эйнштейновское. На ремне через плечо неизменно большой обтянутый серой материей футляр с фотографическим аппаратом, похожий на шарманку, в руках такой же большой складной деревянный штатив. Павловичу при постоянных походах и поездках надо было таскать на себе всю эту громоздкую аппаратуру, вдобавок к ней запас стеклянных пластинок и полдюжины деревянных кассет.

Снимки он делал изумительные. Академик Николай Петрович Лихачёв, которому мне случалось посылать фотографии вновь найденных в Новгороде свинцовых печатей, снимки технически трудные, всегда восторгался ими: - Ваш Павлович истинный артист.

Украинец из Полтавы, Анатолий Николаевич Павлович прикипел душой к фотографическому делу, посвятив ему всю жизнь и став первоклассным мастером. Ряд лет он работал в Художественном издательстве Общины Красного Креста. В качестве фотографа издательства ездил в командировки по всей России. Те, у кого есть альбомы старинных открыток с видами Петербурга, Киева, Варшавы, Тифлиса, Крыма могут поразиться, как часто там значится фамилия Павловича.

Брест в объективе Анатолия Павловича

Брест в объективе Анатолия Павловича

Брест в объективе Анатолия Павловича


В Новгороде он жил вдвоём с матерью. Они приобрели здесь, на окраинной улочке Софийской стороны, пустовавший ветхий домик с таким же заброшенным участком, приспособили его для жилья и жили в нём в окружении котят, бывших слабостью и его и её, умиляясь их проказам и грации».

Сообщает Порфиридов и о трагическом случае, сломавшем надежды Павловича на семейное счастье: «Старый холостяк, семейная жизнь которого как-то не смогла устроиться, Павлович жил мечтой оживить свой дом и садик хозяйкой, и одно время эти его мечты готовы были осуществиться, но разрушились ужасным образом. Хорошая девушка, здоровая и жизнерадостная, свадьба с которой уже была назначена, утонула, купаясь во время новгородских просвещенцев в Старую Ладогу, в которой участвовал и сам Павлович».

В задачи Губмузея входило обследование бывших дворянских усадеб и других исторических объектов Новгородчины. Обследованием занимались как Порфиридов так и агенты - специалисты Губмузея в сопровождении Павловича. Порфиридов отмечает: «Часто облегчала нам трудности путешествий громоздкая фотографическая аппаратура Павловича. Тогда ещё не были распространены маленькие портативные фотоаппараты, работающие на катушечных плёнках. Большая, с раздвижными мехами, деревянная камера и деревянные кассеты к ней, запас стеклянных пластинок в коробках, складная тренога - всё это было немалой обузой в пути. Но они как магнитом притягивали к себе внимание ребят, да и взрослого населения, и иной раз обеспечивали успех там, где без них он не был бы возможен. Что греха таить, приходилось иногда сквозь пальцы смотреть на то, как Павлович «снимал» группы и одиночек пустой камерой, чтобы отделаться от просьб. На настоящие снимки не хватило бы никакого запаса пластинок».

Анатолий Николаевич Павлович был арестован органами НКВД в 1933 году. В Списке жертв политического террора в СССР опубликованного на сайте правозащитного общества «Мемориал» находим: Павлович Анатолий Николаевич. Родился в 1880 г., г. Полтава. Украинец, б/п, кустарь – фотограф. Проживал: Новгород, Лучинская 21. Дата ареста: 24 января 1933 года. Обвинение: 58-10, 11. Осуждение: 5 апреля 1933 года. Осудивший орган: Тр.ПП ОГПУ в ЛВО. Приговор: 5 лет ИТЛ. Дата реабилитации: 24 апреля 1989 года. Реабилитирующий орган: Прокуратура г. Ленинграда. Источники данных: БД "Жертвы политического террора в СССР"; Архив НИЦ "Мемориал" (Санкт-Петербург); Книга памяти Республики Коми - т.9, ч.1

О дальнейшей судьбе Анатолия Николаевича Павловича пока ничего не известно.

Брест в объективе Анатолия Павловича

Брестъ-Литовскъ. Паромъ. Brest-Litowsk. Le radeau. Фот. А. Павловича.
Иван Чайчиц +6 1713 1 комментарий
Авангард в скульптуре уроженки Бреста- над-Бугом
Скульптура как вид изобразительного искусства, связанный с физическими усилиями, сложной логистикой и дорогостоящими материалами, до сих пор многие считают мужским делом. Но сегодня мы расскажем о женщине-скульпторе, которой удалось добиться признания, несмотря на стигму и отсутствие вдохновляющих примеров для подражания.

Авангард в скульптуре уроженки Бреста- над-Бугом

Ванда Челковска, 1970-е.

Ванда Челковска родилась в 1930 году в Бресте-над-Бугом. Училась в Краковской академии искусств. Диплом защитила в 1954 году в мастерской профессора Георгия Бандуры. Кроме занятий живописью и рисунком художница создавала, прежде всего, скульптурные работы.

В первой половине 70-х годов возникают два важнейшие работы Челковской: "Стол" (1968-71) и "Стена" (1975-76). Ещё студенткой она разработала свой оригинальный стиль, несмотря на обязательную доктрину социалистического реализма.

Авангард в скульптуре уроженки Бреста- над-Бугом

Ванда Челковска, инсталляция "Стол", 1971 г.

Ванда Челковска работает чаще всего в гипсе. Участвовала во многих выставках скульптур в Польше и за её пределами, является участником многих международных выставок и биеннале, лауреатом многочисленных премий.

Авангард в скульптуре уроженки Бреста- над-Бугом

Ванда Челковска, "Голова", гипс, 1964 г.

Работы Ванды Челковской находятся в коллекциях Национального музея в Варшаве, Силезского музея в Катовице, Национальном музее в Кракове и т.д. Возможно, кто-то бывал в Кракове и видел напротив филармонии фонтан-памятник Фредерику Шопену - "Фортепиано Шопена". Проект фонтана был разработан Марией Ярема ещё в 1949 г. в ходе конкурса организованного по случаю 100-летия со дня смерти Фридерика Шопена, но был реализован через 57 лет, в октябре 2006 года, после некоторых изменений, внесенных Вандой Челковской. Вода в фонтане вытекает восьмью струями-струнами и четырьмя струями из молотков. Скульптура выполнена из цементного раствора, армированного стекловолокном. Освещение состоит из 12 волоконно-оптических элементов.

Авангард в скульптуре уроженки Бреста- над-Бугом

Ванда Челковска, "Тема", автопортрет, 1970-1971 г.

Челковска обладает исключительной оригинальностью и независимостью. Несмотря на высокую оценку специалистов, её работы всё ещё ожидают исчерпывающего анализа в истории искусства. Критику Artspace Эндрю М. Гольдштейну потребовалась только одна скульптура и два рисунка Челковской, представленные в мае 2016 года на коллективной выставке в Нью-Йоркской галерее Broadway 1602, чтобы заявить, что её работы входят в десятку лучших работ Frieze New York 2016 - ключевого события глобального мира искусства. Broadway 1602 - галерея современного искусства с более чем десятилетним опытом представления новаторских работ женщин-художников и авангарда 1960-х и 70-х годов.

Авангард в скульптуре уроженки Бреста- над-Бугом


Ванда Челковска, посвятившая себя искусству скульптуры, вот уже на протяжении более 65 лет продолжает свой труд. Быть может, её работы когда-нибудь приедут и в Брест.

Авангард в скульптуре уроженки Бреста- над-Бугом

Авангард в скульптуре уроженки Бреста- над-Бугом
Варяг из Бреста
В Бресте имеется множество валунов разных форм и размеров. Большинство из них используется как памятный знак. Многие помнят, когда огромных размеров валун, который ранее обнаружили на дне водоёма в районе Красного Двора, подняли специальной техникой и доставили в городской сад.

На территорию Беларуси валуны попали благодаря ледникам, несколько раз приходивших из Скандинавии много тысяч лет назад. Ледники то таяли, то вновь наступали, но примерно 14 тысяч лет назад последний из них покинул пределы белорусских земель. Особенно крупные камни, которые они оставили о себе на память, вскоре стали культовыми. Некоторые из них сохранились на прежних местах без человеческого вмешательства. Остальные же были перемещены – либо при разработке сельхозугодий, либо перевезены поближе к храмам и кладбищам, либо транспортированы в музеи.

Всего в Беларуси насчитывается 75 камней, признанных памятниками природы республиканского значения.

Варяг из Бреста

«Поозерский варяг»

Одним из памятников природы должен был стать валун из Бреста под названием «Поозерский варяг».

Памятники природы – уникальные, невосполнимые, ценные в экологическом, научном, культурном и эстетическом отношениях природные комплексы, а также объекты естественного и искусственного происхождения.

Варяг из Бреста


«Поозерский варяг» – это гранитный валун особо крупных размеров для условий Брестского Полесья. Валун был найден в черте Бреста, в районе Вычулки за учреждением здравоохранения «Брестский областной онкологический диспансер» на северной границе пруда Вычулки – 1 в прирусловой части долины нижнего течения реки Мухавец. На тот момент, когда его обнаружили и исследовали, валун имел длину видимой части 410 см, ширину 234 см, высоту 105 см. Высота от уреза воды 62,0 см. Располагался в 10 метрах от края пруда, был притоплен водой и врос на одну пятую часть в землю (дно пруда). Каких–либо признаков, что его сюда привезли, либо других сведений о его неместном происхождении исследователи не нашли. На месте пруда ранее был карьер, где добывали глину (1970–е годы), и такие валуны время от времени выкапывали из земли. Сохранился и снимок сделанный исследователями.

Варяг из Бреста

Варяг из Бреста


Во время пешей прогулки по северной границе пруда удалось обнаружить только вот такую гранитную «шапку». Возможно, это и есть «Поозерский варяг», но сильно прикопанный. А возможно и нет, если его выкопали и перевезли в другое место. Да и не известно стал ли он памятником природы.
Иван Чайчиц +11 2337 1 комментарий
Brama Chełmska/Госпитальные ворота
На первом снимке мы видим расчет противотанковой пушки 3,7 cm Pak 35/36 (нем. 3,7 cm Panzerabwehrkanone 35/36 — «3,7-см противотанковая пушка образца 1935/1936 года»), из состава 14-й противотанковой роты, на позиции у Хелмских ворот крепости Брест-Литовск. Снимок сделан в июне 1941 года. Обратите пожалуйста внимание на табличку, на ней надпись "Brama Chełmska", что в переводе с польского языка " Хелмские ворота". Ранее эти ворота, до Первой мировой войны, назывались "Николаевские".

Brama Chełmska/Госпитальные ворота


На втором снимке мы видим Госпитальные ворота крепости Брест-Литовск. Надпись, которая указывает на название ворот мог прочитать каждый, кто проезжал на Волынское укрепление. На снимке она чуть выше таблички "Süd Tor" что в переводе с немецкого "Южные ворота". Снимок сделан летом 1915 года. В период дислокации в крепости гарнизона Войска Польского, данные ворота не меняли своего названия, оставаясь по прежнему Госпитальными - Brama szpitalna.

Brama Chełmska/Госпитальные ворота


Внимание, вопрос! С чьей подачи Госпитальные ворота стали Холмскими?
Иван Чайчиц +12 2273 2 комментария

Свяжитесь с нами по телефонам:

+375 29 7 956 956
+375 29 3 685 685
realbrest@gmail.com

И мы опубликуем Вашу историю.