Реальный Брест

вам деньгиБаза отдыхакожвенЗакрытое акционерное страховое общество «Промтрансинвест»Центр детского развития

Главная21-летняя студентка в Несвижской больнице – жертва психотропного оружия?

21-летняя студентка в Несвижской больнице – жертва психотропного оружия?

О том, что в Бресте среди белого дня 25 мая ушла в магазин и не вернулась 21-летняя девушка, сообщили ведущие сайты Бреста и Беларуси. «Реальный Брест» отыскал в «Интернет-архиве аномальных явлений Республики Беларусь» более невероятную историю десятилетней давности – о потере памяти молодым человеком из России, который очутился в 1-м психиатрическом отделении «Плоска» в Бресте. 

Студентка пятого курса Брестского государственного технического университета Дарья Шейко в тот день около 13.30 позвонила маме и сказала, что уходит из общежития в магазин за сахаром, – и пропала.

Ни с родственниками, ни с друзьями она на связь не выходила, так как свой мобильный телефон оставила в комнате. Однако продавцы в ближайших магазинах пояснили, что девушку в тот день не видели. Она  характеризовалась  исключительно положительно.

Дарья Шейко была объявлена в розыск: в Бресте  расклеили фото с текстом поисково-спасательного  отряда  «Ангел». Позже стало известно, что 26 мая девушку обнаружили на обочине дороги в бессознательном состоянии более чем в 200 км от Бреста – недалеко от г.Несвижа Минской области. Травмы головного мозга, как и телесных повреждений, ссадин и царапин на ее теле не было, следов наркотиков в крови также не было обнаружено, и содержимое её сумочки было в целости и сохранности. «Скорая помощь» доставила Дарью в реанимационное отделение Центральной районной больницы.

Однако девушка ничего не помнила о произошедшем.  27 мая сотрудники милиции сообщили родителям Дарьи о том, что их дочь находится в Несвиже, и родители Шейко встретились со своей дочкой.

Заместитель главного врача по медицинской части Несвижской центральной районной больницы Борис Хорохорин пояснил, что у девушки ретроградная амнезия, или полная потеря памяти. Она не помнила своего имени, фамилии, откуда она, кто ее родители. Что стало причиной потери памяти, медики пока говорить не берутся…  

«Реальный Брест» отыскал в «Интернет-архиве аномальных явлений Республики Беларусь»  более невероятную историю десятилетней давности – о потере памяти молодым человеком из России, который очутился в 1-м психиатрическом отделении «Плоска» в Бресте. Это, по словам главврача областного психоневрологического диспансера Алексея Кузнецова, был первый и единственный случай в Брестской области, возможно, и во всей Беларуси. «До сих пор ни я, ни мои коллеги не сталкивались с подобным феноменом потери биографической памяти», - сказал тогда он.

Об этой истории поведал в двух статьях, опубликованных в конце 2003 и в начале 2014 года на страницах «Брестского курьера», журналист Валерий Молочников.

Эта история, кажется, может пролить свет на то, что могло произойти и с Дарьей Шейко. Предлагаем вашему вниманию эти публикации.

ПОТЕРЯВШИЕ ПАМЯТЬ

ЧЕЛОВЕК НИОТКУДА

У него украли память и прежнюю жизнь

В начале августа в 1-м психиатрическом отделении «Плоска» появился странный пациент. Сюда его привезли из областной больницы, куда он попал тоже при весьма странных и загадочных обстоятельствах.

Первое, что спросил у врачей: «Какой сегодня день недели?» Себя он не смог назвать. Сказал лишь, что ничего о себе не помнит. Ничего, кроме последнего эпизода: очнулся он в каком-то незнакомом лесном массиве. Как там оказался – не знает, но обнаружил себя сидящим под деревом. Встал, услышал гул автомобилей и понял, что где-то рядом дорога. Вышел, остановил машину и попросил довезти до ближайшей больницы. Вот и все…

Уже позже выяснилось, что лес, где пришел в себя пациент, - это как раз по трассе Минск-Брест, неподалеку от д. Федьковичи Жабинковского района. А пока медики видели перед собой не какого-то опустившегося бродяжку-бомжа, а вполне приличного молодого человека. Высокий, стройный. На вид – 20-22 года. Координация движений не нарушена, речь здравая. После предварительного обследования отпали сомнения: а вдруг это отравляющие или наркотические последствия? У парня на теле не было никаких следов уколов, ссадин или царапин. Не болела голова, и вообще он ни на что не жаловался, кроме одного – потери памяти.

Кто он? Откуда? Учился или работал? Где жил раньше? Есть ли у него родители, друзья? Ничего этого он теперь не знал. В памяти зияла пугающая пустота вокруг всего, что было связано с автобиографией и его собственным «я». Даже имя – и то оказалось потерянным!

«Бедняга! Как же его называть?» - сокрушались медсестры в психиатрическом отделении. И сами же решили: наречем Ильей! Поскольку его привезли накануне церковного праздника – дня святого пророка Илии (2 августа).

Так на «Плоске» в одной из палат появился новый жилец Илья. У него брали анализы, с ним беседовали врачи-психиатры, по долгу службы приезжала милиция. С Ильи снимали отпечатки пальцев, проверяли по милицейской базе данных – пусто, нигде и ни в чем криминальном не замечен. Его сфотографировали, показали по БСТ – опять впустую. Никто не откликнулся…

Шли дни и недели, а необычного пациента так и не удавалось идентифицировать. Косвенно о нем могли бы рассказать его личные вещи. Но их было немного: обычная летняя рубашка и брюки, правда, запачканные после лесного «сидения». Были еще солнцезащитные очки, носовой платок, пачка минских сигарет «Форт» и зажигалка. Зато – ни копейки денег. А вот на что обратили внимание и медики, и сотрудники милиции – это наручные часы. Они показывали не местное, а московское время – на час вперед. Уж не из России ли их владелец?

Дальше последовали новые открытия. Оказалось, у Ильи полностью сохранились знания, полученные на школьной или, может, студенческой скамье. Об окружающем мире, по истории и биологии, русскому языку и литературе. А еще он пишет стихи, поет и играет на гитаре. Значит, все эти навыки у него были в прошлой жизни? Но каким образом можно стереть из памяти человека собственное «я»?

Никто этого пока не знает. Как и того, что случилось с молодым и здоровым парнем, которого теперь зовут Ильей.

- Врачи мне говорили: «Лежи. Не спи. Вспоминай». Я пытался, но ничего не получалось. Полный провал! С людьми общаешься – вроде бы легче. Но когда остаешься наедине с собой, морально тяжело. Мозги постоянно работают: кто я? Что я? Ничего не знаю…

Мы встретились с Ильей уже после того, как его выписали с «Плоски». Ровно месяц он пробыл там под медицинским наблюдением, а каких-то биографических просветов в сознании по-прежнему нет. Теперь ему предстоит начинать жить заново. Как бы после второго рождения, с чистого листа.

- Вы умеете что-то делать? Какие-то профессии, может, вызывают ассоциации? - поинтересовался у Ильи.

- Когда в больничном здании затеяли ремонт, вдруг осенило: мне это знакомо! Как вести отделку, штукатурить, что из себя представляет евроремонт. У меня нет мозолей на руках, но теоретически я все могу рассказать…

- А как насчет техники? Можете ли, допустим, управлять автомашиной?

- Мне кажется, если сяду за руль, то поеду и на отечественных «Жигулях», и на любой иномарке. Но если попросите их отремонтировать – не смогу. Просто не знаю…

- Кроме русского, может, знаете еще какой-то язык?

- По-французски элементарно могу что-то сказать, объясниться. Наверное, это словарный запас со школы.

Уже в конце нашей встречи разговор неожиданно зашел… о сновидениях. Илья признался, что в последнее время видит во сне лицо женщины. Ему кажется, что это его мать. А еще был такой сон: вроде сидит он на приеме к травматологу. Называют очередную фамилию – Дементьев! Он встает и идет, потому что это его фамилия…

Где и как будет жить дальше Илья? В Брестском РОВД ему выдали справку. Необычную по содержанию. В ней сказано, что в милиции «имеется материал проверки по установлению личности предъявителя данной справки». Это для того, как пояснил корреспонденту «БК» старший оперуполномоченный Д. Воропаев, чтобы органы соцзащиты могли хоть как-то помочь Илье, приютить на время… А вообще его делом милиция по-прежнему занимается. Старший оперуполномоченный не стал вдаваться в подробности, но можно было догадаться, что официальные запросы пошли в Россию…

- За меня не волнуйтесь, не пропаду. Вот через несколько дней выхожу на работу – на пилораму. К одному частнику, - сказал на прощанье Илья и добавил: - Спасибо Катюше, она мне сейчас помогает жить на свете!

Он улыбнулся и приобнял симпатичную девчушку, пришедшую вместе с ним в нашу редакцию. Я уже знал, где и как они познакомились. Там, на «Плоске», юноша искал свою память, а нашел, может быть, судьбу. Но это уже совсем другая история…

P.S. Илья и Катюша отослали по факсу письмо в популярную телепередачу «Жди меня». Они ждут и надеются, что у Ильи отыщутся родственные корни, его узнают, к нему вернется биография, похищенная неизвестно как и неизвестно кем.

КОМПЕТЕНТНОЕ МНЕНИЕ

Главный врач областного психоневрологического диспансера Алексей КУЗНЕЦОВ:

- То, что произошло с Ильей (будем его так называть), - это первый и единственный случай в нашей области. Возможно, и во всей Беларуси. До сих пор ни я, ни мои коллеги не сталкивались с подобным феноменом потери биографической памяти. Хотя знаем, что в соседней России уже насчитываются многие сотни и даже тысячи людей, потерявших собственное «я». Особый всплеск приходится на 2001-2002 годы. С чем это связано? Бытует версия, что тогда российские и американские ученые очень близко подошли к разработке психотропного оружия. Где-то произошла его утечка или осознанное применение и обработка людей. Причем что характерно: теряют память обычно молодые люди – до 30 лет, никогда не состоявшие на милицейском учете. А это значит, что их личности очень трудно идентифицировать. Таких пациентов врачи называют «люди ниоткуда». У них берут анализы на отравляющие и прочие вещества. И ничего найти не могут. Парадокс! Все знания остаются, а напрочь стирается только автобиографическая память. Не так давно в научной литературе промелькнуло сообщение: в генах найдена молекула сознания человека своего «я». Если на эту молекулу воздействовать, то все, что касается личности, выпадает из памяти. Это очень опасно, это, по сути, зомбирование человека. Не хотелось бы делать пессимистические прогнозы, но мы, вероятно, уже подошли к краю психотропной пропасти, которая угрожает всему обществу.

Валерий МОЛОЧНИКОВ

«Брестский курьер» (№37 от 11 сентября  2003 г.)

ЧЕЛОВЕК НИОТКУДА-2

Куда привел его «российский след»?

Незадолго до Нового года в редакции раздался телефонный звонок. В отличие от других он был полной неожиданностью, хотя в трубке и прозвучал знакомый голос: «Здравствуйте! Это Илья. Я приехал. Я вернулся в Брест»…

О весьма странных обстоятельствах, когда Илья впервые попал в Брест, мы писали еще осенью прошлого года. Тогда на страницах «БК» появился материал, героем которого был… человек ниоткуда. Публикация так и называлась, вызвав всплеск читательских эмоций. Нам звонили, высказывали различные гипотезы насчет «загадочной истории Ильи», предлагали помощь…

Но реально помочь ему было крайне сложно. Илья ничего не помнил о себе. Кто он? Откуда? Где жил, учился или работал? Есть ли у него родители, друзья? Ничего этого он не знал. Из его памяти каким-то образом оказалось стерто все, что было связано с личной биографией, прежней жизнью. Даже имя – и то новое. Так его нарекли в психиатрическом отделении «Плоска», где он проходил обследование после того, как очнулся в каком-то лесном массиве, неподалеку от Бреста. Как туда попал – неизвестно. Единственная, пожалуй, зацепка – наручные часы, которые были у него и которые показывали не местное, а московское время. Уж не из России ли их владелец?

Целый месяц Илья – высокий, стройный парень – находился под врачебным наблюдением. Медики затруднялись с диагнозом, поскольку не было никаких психических отклонений в здоровье пациента. Никаких – кроме потери собственного «я».

Как жить дальше? С чистого листа, заново начинать биографию? Об этом мы долго толковали с Ильей, встретившись после его выписки с «Плоски». Илья говорил о том, что брестчане – отзывчивые люди, подсобили со временным жильем, работой… А еще он собирался поехать в Москву, на популярную телепередачу «Жди меня», надеясь с ее помощью разыскать родственников или тех, кто помнил и знал его раньше.

Мы условились: если «российский след» что-то прояснит в судьбе Ильи, он даст об этом знать. И вот интригующий телефонный звонок! Выходит, не зря была поездка в Москву? Может, действительно отыскались родственники? Но почему тогда Илья возвращается?

- Я к вам прямиком с вокзала, - он улыбнулся и присел возле редакционного стола. – Вещи в камере хранения. Там же кассета с видеозаписью, фотографии…

- Как же тебя называть? По-прежнему Ильей или как-то иначе? – поинтересовался я.

- Вообще-то мое настоящее имя – Евгений. Так записано в свидетельстве о рождении. Мне это свидетельство показали отец и бабушка…

История, которая произошла с ним в Москве, удивительна и драматична. Он пробился-таки на телепередачу «Жди меня», но не сразу. Кроме телевизионщиков, им заинтересовались столичные врачи из Института им. Сербского. Там по научным методикам изучаются подобные феномены с потерей памяти. Любопытная подробность: врачи говорили, что среди тех, кто загадочным образом теряет автобиографическое «я», нет ни одной женщины. Исключительно это происходит почему-то с молодыми мужчинами. Был, например, парень из-под Рыбинска. К нему частично вернулась память, и он вспомнил какой-то шикарный особняк, где его держали взаперти. Какие-то люди изо дня в день вдоволь кормили его и пичкали каким-то непонятным снадобьем. А потом, ощупывая тело, спрашивали: «Здесь болит? А здесь?» Парня выручила случайность: однажды окно в доме забыли закрыть, и он сбежал…

В институте Илья задержался на три недели – проходил медобследование. Врачи пытались «разбудить» его память, а телевизионщики сняли сюжет о «брестском пациенте» и запустили в эфир.

- Мне сказали, что отклики пошли сразу после телепередачи. Наверное, повезло. Меня узнали родные, друзья. А в октябре была запись очередного выпуска «Жди меня». Пригласили в студию в Останкино, напомнили о моих злоключениях и совершенно неожиданно объявили: «Здесь твоя бабушка! Она приехала за тобой…»

- Были какие-то чувства в эти минуты?

- Если откровенно, что-то похожее на оцепенение и отрешенность. Я увидел перед собой пожилую женщину. Это моя бабушка? Я не узнавал ее, я просто должен был верить тому, что мне говорят…

- А врачи из института? Они дали заключение, что могло случиться с твоей памятью?

- Они пытались найти причины. Новейшая аппаратура, даже гипнотические методы… Но говорят, что в моем сознании – пока никаких проблесков. Возможно, это результат нервного потрясения или шока. Предположили: вот приеду на родину, туда, где родился и жил, может, появятся какие-то ассоциации…

В город Тихорецк Краснодарского края Илья (а в прежней жизни – Евгений) возвращался вместе с бабушкой Ольгой Ивановной. Пока ехали в поезде, она показывала семейные фото. Рассказывала, что мама умерла совсем молодой. Было это в 1995 году, и с тех пор его, Женю, воспитывают отец и бабушка. Как звать отца? Виктор Петрович Лавринович, он бригадирствует на стройке. Только не в самом Тихорецке, а в районе. Женя, стало быть, жил у бабушки (у нее свой дом), ходил в школу. А после девятого класса поступил учиться в совхоз-техникум, да бросил. Почему? Можно сказать, пошел по отцовским стопам, начал подрабатывать в частном строительном бизнесе. Уже в 15 лет он купил свое первое авто – «Запорожец», в 16-ть – «Москвич»…

В нынешнем году Евгению Лавриновичу исполнится двадцать. Но как случилось, что родные его не разыскивали, когда он пропал?

- Отец и бабушка об этом даже не подозревали. Они говорили, что еще несколько лет назад я уехал на заработки в Ейск – город на берегу Азовского моря (примерно 400 км от Тихорецка). Приезжал домой нечасто. Бывало, по полгода они меня не видели. А тут вдруг по телевизору показывают. Да еще на всю Россию…

Мой собеседник умолкает, о чем-то задумавшись. Я не тороплю, хотя хочется спросить: как же встретил его родной Тихорецк после вынужденной разлуки? Спустя минуту-другую Евгений продолжил:

- Когда мы с бабушкой приехали, в доме собрались все – мой отец, близкие и дальние родственники. А их у меня оказалось много – тети, дяди, племянники, двоюродные и троюродные сестры… Ну что сказать? Все смотрели на меня, все меня знали, а я – никого. Психологически тяжело. А тут еще бесконечные расспросы: а помнишь, а знаешь?..

Прошелся он по городским улицам – то же самое. Тихорецк – районный центр, многие друг друга знают в лицо. Евгения окликали, останавливали, здоровались, а он смотрел стеклянными глазами, не ведая, кто эти люди, кто эти парни и девушки и почему у него столько «незнакомых знакомцев».

- Мне правда было тяжело. Жить в такой атмосфере – это словно моральный пресс, который постоянно давит на психику и сознание. Поговорил об этом с отцом, бабушкой – они меня поняли, когда я сказал, что хочу вернуться в Брест.

- Почему не в Ейск? Ты же там работал…

- Но я не знаю, где и у кого. Милиция по своим каналам пыталась установить, ничего не вышло. Никакой прописки на мое имя в Ейске не значится. В Тихорецком РОВД мне выписали временное удостоверение личности. А сюда, в Брест, обещали прислать новый российский паспорт…

- А как насчет службы в армии?

- В военкомате я прошел комиссию. Оказалось, смещение позвонков – это последствия травмы в детстве, когда, как мне сказали, попал под машину. В общем, от службы пока освободили…

Возвратившись в наш город, молодой россиянин намерен работать. Здесь ему нравится, здесь у него появились друзья. И хотя в памяти по-прежнему остаются зияющие пустоты, теперь он знает главное – кто он и откуда. Евгений (или для нас Илья?) припомнил свой давнишний сон, о котором упоминалось в первой публикации «БК». Тогда ему приснилось лицо женщины и вроде его фамилия – Дементьев. В это трудно поверить, но в Тихорецке он узнал, что был в одном шаге от истины. Девичья фамилия его матери - Дементьева!..

P.S. На днях Илья-Евгений снова позвонил в редакцию. Голос дрожал от волнения. Это случилось ночью, когда его мозг словно пронзило грозовым разрядом. Он вдруг отчетливо увидел картину: себя в какой-то свежо оштукатуренной комнате. Двое мужчин крепко держат его за руки, а третий вливает в рот какую-то жидкость… Что же это за видение? Может, к нему возвращается память?

 

Валерий МОЛОЧНИКОВ

(«Брестский курьер» (№2 от 6 января 2004 г.).

 

Похожие статьи:

Брест и регионБывший главбух райагросервиса в Брестской области осуждена за хищение более Br7 тыс.

Брест и регионВ Бресте прямо на глазах рушится многоэтажка

Брест и регионПазл «Место парковки для инвалидов» оказался не под силу рабочим после реконструкции на проспекте Машерова в Бресте

Брест и регионК тысячелетию Бреста активисты предлагают возродить детский городок по ул.Гаврилова

Брест и регионГлавный санитарный врач Бреста прокомментировал отравления в «Сладком уголке»

Поделиться:
Комментарии (1)
0 # 2 июня 2014 в 21:49
-1 + -
+3 / -1
Да уж, действительно... На свете много есть такого, друг Гораций, что и не снилось даже нашим мудрецам... scratch
отключен Javascript

Онлайн радио


Свяжитесь с нами по телефонам:

+375 29 7 956 956
+375 29 3 685 685
realbrest@gmail.com

И мы опубликуем Вашу историю.